БИБЛИЯ - Синод

 

© 2006-2009 Дискуссионный Клуб ДВА

 

     Сатира и юмор

Дятлов Владимир

Данил, внук Анатаса.

Совершенно несмешной рассказ и совершенно страшная история.

***

Ближайшее будущее. Двухкомнатная квартира в центре небольшого городка в России. Шестилетний Данил (по другим сведениям - Даниил) собирается в детский садик.

- Баба, а где моя бейсбольная бита? - голос внука насуплен и сердит.

Он нервно ходит по своей комнате, сжимая в руках резиновый эспандер - дедушкин раритет.

- Старый козёл...я этому пионэру покажу, как Катьку шлюхой называть!

- Ты что там бурчишь, солнышко? - бабушка Данила, кругленькая, миловидная старушка, Ирина Владимировна заглядывает в комнату внука обвешанную, сплошь, флеш-обоями из "Плейбоя" и "ПорноМалыша", и заискивающе смотря в его разъярённые глазки, протягивает ему старую бейсбольную биту.

- А вот и твоя игрушечка, Данильчик, что это она тебе понадобилась?

- Да, баб, не лезла бы ты не в своё дело! Иди пеки, лучше, оладьи к моему приходу, а в это ... не надо тебе свой нос совать! - внук берёт биту, взвешивает её в своей, не по-детски крупной, ладони, и удовлетворительно хмыкнув. вещает себе за плечи, в специальные ножны, купленные в магазине для малолетних маньяков, - Добре. старая!

- Ух, ты! Ну, ты прям, как Вурдалак! - бабушка была в восторге.

- Не Вурдалак, а Ведьмак, баба! Уже пора выучить и не путать!

- Ну, дак ... я стараюсь...

- Ладно уж! - внук по-хозяйски хлопает старушку по локтю - выше он не достает, пока. - Ладно старая, я тебе расскажу. Так вот, этот пи...., Василий Иванович, ну, наш директор сада, мнит из себя невесть чяго - старый горшок, пионэр 80-х...так вот, мы с Катькой малость потрахались в игровой комнатухе, и всё!!!! - глаза Данила налились яркой кровью! -Воспиталки молчат, но кто-то стуканул. И вот - бежит! И орёт ещё к тому же: "Эта шлюха, Катька Собчук, сколько можно терпеть её бля...по всем этим туалетам, да сараям?! Вон! И этого сопливого Данилу - туда же!" - вот так и орал, падел!

- О, какой придурок! возмущается бабушка и даже бледнее от негодования. - Ну и что? Потрахались немного детишки, так что материться-то и обзываться! А ты ему сказал, что тебе бабушка разрешает с девочками трахаться. И дома всегда - пожалуйста, с той же Катькой?

- Конечно! Но он орёт, что ты такая же шлюха, как и эта Собчук!

- Вот, х...м...(следует нецензурное выражение),! Это же надо. Это дедушка не слышит, а то бы ее ему ...вырвал бы ....!!!

-Да, уж наш дед-пыс-ател, конечно, бы быстро с ним разобрался! - Данил светится внутренним светом гордости за деда-пыс-ателя, который куда-то пропал, ещё 30 лет назад, сразу после того, как у Ирины Владимировны "образовалась" беременность, но до них доходили прочные и обоснованные слухи, что он важный "авторитет" где-то на Дальнем Востоке и кличка у него какая-то вареневая (толи Повидло, толи Быдло, толи Кофютюр), но впрочем и отец Данила, так же, куда-то сгинул, пожив с его матерью - "Еленой-пьяной" (такая у неё была с молодости кличка) - всего 2 года, как только малыш появился на свет.

- Д, внучек, некому за нас заступиться, вот и беспредельничают всякие козлы! - бабушка полностью разделяла праведный гнев Данила.

- А, кстати, что там мамка? она в ментяре всё ещё работает? - вопрос Данила был по сути вопроса, т.к. его мама-Лена уже пару лет не заходила к ним с бабушкой, а слухи о том, что она, работая в интернет-отделе городской милиции, числится "дежурной подстилкой" всех оперов, были Данилу весьма кстати, т.к. он готовился выбить мозги этому пионэру-директору, и тут уж без материнской любви не обойтись.

"Нужна она так то, - эта самая любофь!", - подумал Данил.

- Да-а-а! Конечно! Место хорошее. Мужики, секс, водка! Что ещё надо? Да и защита, конечно! Если что! В общем, я ей советую! - бабка на своём добром лице изображает блаженство ...

- Ну, свяжись с ней по видику, скажи, чтобы сегодня вечером группа по убийствам, которая там у них, готовилась, но и уже заранее чтобы приготовили всё, что надо, чтобы убитый был "наркоманом" и "педофилом", в общем ... Ты поняла?

- Конечно, Данильчик! Ну, он сам виноват ... этот Вася, ведь нельзя же так с детьми обращаться. Даже если залетит Катюша, хотя в 6 лет... нет, надо ещё годок другой подождать... Ну, и что ж? Придёт ко мне, а я её быстро в гинекологию ко своим бабам отведу, не зря же 30 лет там отмантулила, - почистят! - Ирина Владимировна затихла где-то в туалете, только доносилось протяжное: "А так сам виноват, сердечный".

Данил взяв сумку с кастетами и ножами направился к двери.

- Я ушёл! Закрой двери. Приду поздно. - голос внука был слышен уже на лестнице, когда Ирина Владимировна вышла из туалета и закрыла дверь на старенький замок с цепочкой.

***

Вечером с Василием Ивановичем было покончено быстро и привычно - не в первый же раз они это делали!

- Не в первый же раз, в конце концов, - так и подумал Данил, вспоминая, как Вовка ткнул ему под рёбра  парализатор, Серёга сразу же воткнул в печень нож, а Данилу осталось только одно - смачно, и с оттяжкой", опустить на опущенную голову Иваныча-пионэра бейсбольную биту. Потом ещё раз и ещё...Сколько раз он бил никто не помнил, да и не считал - ни к чему!

Он остановился, когда весь запас проклятий закончился, а от черепа Василия Ивановича осталась невнятная масса костей, мозгов и сгустков крови.

- Это тебе за шлюху! - смачно плюнув, Данил пнул ногой уже бездыханное тело, - ждём ментов! Где там, Катька?

- Я здеся. - в коридоре , в котором всё это действо и происходило, появилась накрашенная девочка, на вид лет 13-ти, но на самом деле ей было 7, и она ждала первого звонка, чтобы пойти в школу.

- Где тама воспиталки? - голос Данила был натружен и устал.

- Они все ушли, как ты и сказал им, ещё полпятога.

- Ладно, давай снимай штаны. Мы будем изображать, что он тебя изнасиловал.

***

После полового акта, Катька и Данил позвонили в милицию, где им сказали, что как только они попьют чайку - приедут.

- Ладно, подождём! - сказал Данил и уселся на скамеечку около кабинета директора (они его поймали в момент, когда он из него выходил, направляясь домой).

- А анализ спермы? - вдруг засомневалась Катька.

- Ты, что дура? Какой мент будет брать анализ? Они и слова то такого не знают! Да, и так ясно, что это его, - Данил ткнул пальцем в сторону трупа, - Да к тому же у меня её  не должно! - он дико засмеялся, сверкая недетскими фиксами во рту - последствия какой-то болезни, говорят, что сифилиса.

- Да, внучек, быть не должно, ты прав! - голос исходил из стены , около которой лежал обезображенный Иван Васильевич.

Затем из неё, постепенно, как бы образуясь из нечего, стал выходить Данилов дедушка - Анастас!

Данил радостно всплеснув руками бросился навстречу, все же остальные заорали дикими голосами, а Катька, так, вообще, замертво упала и больше не дышала.

- Давно тебя не было, деда! Я то никому не говорил, что ты ко мне так приходишь. А тебя всё нет и нет, а тут такие дела. - Данил радостно обнял Анастаса, снизу заглядывая ему в лицо.

- Ну, я ведь пыс-ател, как я могу часто бывать, я ведь, всё пишу!

- Даю. я это пошутил - для конспирации!  Кстати. а что это ты стал являться из стенок, это что новый прикид "авторитета"?

- Да. нет - это "прикид" старый. это всё входит в сценарий, который я пишу. Ведь, ты прав, внучек, я, действительно, пыс-ател! И пишу я о том, что надо делать людям, чтобы было ещё "лучше" и ещё "веселее"! Чтобы они резали друг другу глотки и давили друг друга везде, где только соприкасаются их интересы.

- Что соприкасается? - Данил не понял.

- Да, тебе это, внучек, не надо, ты не вникай в это!

- Ясно! - Данил сразу успокоился. - Но ты, деда, даёшь, всю равно! Я ведь думал, что бабуля шутит, что тебя пыс-ателем называет, так как прикинул, что ты "пыс-ател" потому, что хорошо дуришь мозги всем этим ментам.

- Ну, не без этого, внучек. - дед улыбнулся широкой улыбкой сквозь всё своё моложавое лицо, которое немало не старело с того момента, как Данил впервые увидел его. Правда об этом никто не знал, потому что их встречи были в основном по ночам, когда бабка уже спала, а они тихо разговаривали в Даниловой комнате, - а я гляжу, что ты так же преуспел в стремлении подражать мне.

- Конечно, Как я всё это придумал, а, деда? - глазёнки Данила светились странным светом радости и торжества.

- Хорошо! Только вот подругу твою... надо было так же ...ну, того ... убирать! Что я, кстати, и сделал. Скажешь, что это всё этот Вася. Но на самом деле, она со страху померла, шлюха.

- Конечно, конечно, деда! Шлюха! Конечно! Но только ты можешь, а не этот... - он опять пнул труп Василия Ивановича.

- Ну. да ладно! Скоро тут будут менты. А ты своим подельникам, когда очнутся, скажи, чтобы молчали. Они ещё мне понадобятся, т.е. - нам! А, пока, прощай! - после паузы: - А, ты способный, внучек! Береги себя. Скоро конец мира, и я возьму тебя в помощники!

- Ты, что, деда, как эти свидетели... ну, как их? - Данил в недоумении замер.

- Да, нет! Свидетели Иеговы говорят своё. Мне это только на руку. Пусть нагоняют страху на людей. А конец скоро будет! Вы - люди. скоро сами себя поубиваете. А ты будешь у них за главаря, Данильчик! Вот ещё лет 15 пройдёт, и пора!

- Что пора? - спросил Данил, удостоверяясь, что его дружки живы и дышат.

- Расти пока, внучек! А там узнаешь. Я свяжусь с тобой! - дед. произнеся это, растворился в воздухе.

А снаружи уже раздавались ментовские сирены, и кто-то с матами колотился в закрытую уличную дверь.