© 2006-2009 Дискуссионный Клуб ДВА

 
Апологетика Свидетелей Иеговы
Защита учений Свидетелей Иеговы - апологеты Свидетели

История Свидетелей Иеговы в г. Малин глазами Саши Сараева.

Написано в январе 2005 года . (Рукописи написаны в середине 1990-х годов)

Город Малин на самом деле можно назвать историческим для Свидетелей Иеговы в Житомирской области. Свидетели Иеговы были тут очень долгое время во времена запрета организации в СССР. Считается, что первым Свидетелем в окрестностях Малина была Галина Степаненко. Сестра Галина жила в небольшом железнодорожном домике, прямо возле путей железной дороги на станции «Ирша» (в одноименном поселке). В сентябре 2002 года Галина умерла. По словам сестры Люси Сакович, Галина провела в заключении ровно 5 лет 5 месяцев и 5 дней за религиозные убеждения. Глядя на маленькую застенчивую сестру Галину, это особенно впечатляла, что сестра так пострадала за истину. Ну а если вспомнили сестру Люси Сакович, то Люся была около десяти лет заинтересованной, прежде чем крестилась как Свидетель Иеговы. Люся раньше жила в с. Вышевичи (на полдороги из Иршы в Радомышль), а в настоящее время живет и здравствует в п. Ирша. И недавно я ее видел на собрании в Малине, так что сестра Люся еще больше расскажет про Галину Степаненко.

Могут также больше рассказать сестры из поселка Гранитное (ж.д. остановка Щебзаводы). Ведь получилось так, что во время подполья в этом маленьком поселке возле г. Малина было сразу несколько сестер. В то время это было больше, чем в самом Малине. В самом же городе Малин жил единственный брат в той местности – Володя Шитик (с женой Надей). Володя и Надя крестились в Сибири в 50-х годах и позже уже приехали в Житомирскую область. Сначала они жили в немецких поселениях (у Володи родственники в Германии) возле г. Малина недалеко от ж.д. остановок «Пирожковский» и «Головки» (во время одной из поездок из Коростеня Володя показывал мне эти поселки, которые были видны из электрички). Затем Шитики переселились в частный дом возле техникума, где по сей день живет Надя. В августе 1996 года Володя Шитик умер. Надя Шитик по сей день присутствует на всех встречах, и конечно может много рассказать об истории времен подполья. Умерли несколько пожилых сестер из Щебзаводов. В начале 2004 года умерла Дуся Шахматова, у которой на квартире долгое проводились встречи уже после снятия запрета. Но есть пожилые сестры (Мария Брегель и другие) которые живы-здоровы, постоянно посещают встречи в Малине и смогут более подробно рассказать про историю в Малине.

Теократическое руководство в Малине.

Со времен подполья было так, что Свидетелям в Житомирской области помогали братья и из западного и из восточных направлений, в которых было больше братьев. Поэтому хотя Малин и Коростень находятся относительно близко, теократическое руководство осуществлялось с разных сторон. Свидетели Иеговы из Коростеня тесно сотрудничали с братьями из Новоград-Волынского, а Свидетели из Малина были связаны с братьями из Киева. Из-за этого многие малинские сестры ездили в Клавдиево Бородянского р-на в дом сестры Шуры Кочмарчик в Клавдиево (Киевская область, Бородянский район). В настоящее время сестра Шура живет у дочери в Киеве, но в том доме, где проводились встречи, живет другая дочь Шуры и внук (они неверующие). К Шуре в Клавдиево приезжали даже братья из Киева и других окрестных городов. Встречи проводились в нескольких комнатах, поэтому уже в то время использовалась звукоусиливающая аппаратура, чтобы всем было слышно.
Потом когда братьев стало больше, малинцы, киевляне и другие стали собираться в незимнее время в лесу возле ж.д. моста через речку Ирпень, а потом возле ж.д. платформы Новобеличи (прилагаются фото). И наконец в 1991 году когда Свидетели Иеговы были разрешены в СССР и Украине, встречи стали проводиться в Киеве. Сначала в Киеве было одно собрание и оно проводилось в ж.д больнице. В 1992 году было уже 4 собрания и малинские Свидетели Иеговы стали посещать собрание на ул. Дружковская, 10. Больше подробностей об этом времени можно узнать в «истории Свидетелей Иеговы в г. Ирпене», т.к. малинцы посещали встречи совместно с ирпенскими соверующими.

Про встречи коростенских братьев в подполье и в первые годы после снятия запрета известно меньше, но можно сказать что братья были связаны с собранием в Новограде-Волынском. Славик Скиба рассказывал, что в подпольные годы Вечерю праздновали прямо в его автобусе. Поэтому братья ценили присутствие на Вечере, хотя им пришлось проделать на электричке более 100 км из Коростеня до Бучи.
Правда, я не застал времен запрета, и стал ходить на собрания уже после снятия запрета, только в 1992 году. Поэтому не могу рассказывать о событиях запрета с точки зрения очевидца, а только по рассказам. Но как только я стал ходить на собрания, то даже на первом собрании, можно сказать даже чуть раньше первого собрания, я начал знакомиться с малинскими Свидетелями Иеговы.

Вот об этом могу написать подробнее. Привожу выдержки из своих же рукописных мемуаров (текст курсивом) середины 90-х годов, то есть незадолго после событий. Поэтому в них могут быть более свежие и по-юношески более эмоциональные впечатления. Между ними пишу современные комментарии (январь 2005 года) обычным шрифтом. Не все рукописи сохранились, поэтому некоторые «пропуски» пишу без них, по современной памяти. Прошу прощения, если будут упомянуты подробности, не касающиеся прямо истории Свидетелей Иеговы в Житомирской области. Также в связи с тем, что отрывки даны из автобиографических мемуаров, много упоминаю себя, а окружающие события проходят перед моими глазами и с моими впечатлениями.
1992 год – первое мое собрание и знакомство с малинцами
Со Свидетелями Иеговы меня познакомил Лёша Баханов, который учился на моем факультете в КПИ. Правда Лёша так и не стал крещенным Свидетелем, не переживал за мои успехи долгими повторными посещениями, не проводил со мной изучения Библии. Но зато при второй встрече после 1-й беседы о Свидетелях Иеговы он рассказал адрес где в Киеве находится ближайшее собрание Свидетелей Иеговы на Дружковской, 10, куда ходил и Леша, и ирпенские и малинские Свидетели Иеговы. И сразу после этого, в воскресенье 10 мая 1992 года я первый раз поехал на собрание. Далее пишу из рукописи: «Поехал по указанному пути, доехав на 7-м троллейбусе до «Парка Ленинского Комсомола» (между метро «Нивки» и «Берестейська»), затем не знал точно, где Дружковская, 10. Но на удивление меня потянуло в ту сторону (не спроста это). Но пройдя метров 30 от остановки я решил всё-же узнать, где это. Вижу идет пожилая женщина. Я спрашиваю, где Дружковская, 10. Она спрашивает «На собрание?», я говорю «да».
Ну пожилая женщина очень обрадовалась, что я так интересуюсь (я конечно тоже сейчас неподдельно радуюсь людям, к-рые первый раз идут в Зал Царства). И она привела место из Библии (2 Паралипоменон 7:14), где сказала, что это доказывает истинность религии Свидетелей Иеговы (как потом я узнал это была сестра Мария Брегель из Щебзаводов). Меня это обрадовало, но еще не убедило. Потом к нам присоединился Женя паренек лет 18 (это брат Женя Процюк, теперь старейшина одного из собраний в южной части Киева), который тоже шел на собрание и спрашивал, первый ли я раз иду… Дошли мы до здания зала, где снаружи на стене фронтона написано «Союзпечать», захожу внутрь и вот прохожу в зал! Мне показалось, как будто солнце особенно освещает все в зале, и какая-то атмосфера радости переполняет его.

Навстречу идёт паренёк моложаво как школьник выглядевший, он улыбается как-то по-солнечному, к тому же конопатый. А рост его как у Лёши Баханова, и чуть-чуть издалека (при моем плохом зрении) Лёшу напоминает. Он сразу так начинает со мной общаться, и ненавязчиво спросил, кто мне сказал про собрание, я говорю - Лёша. Он очень радуется говорит что Леша – это его хороший друг… Этот «солнечный мальчик» предлагает мне садиться на удобное мне место. Я сажусь на первый ряд поближе к событиям. Рядом сидит он (как я узнаю, зовут его Сережа Шевчук)… В собрании, что меня радует, участвуют не люди из-за кулис, а прямо те, кто сидит в зале. Вот и Сережа выступает, мне удивительно, что выступают совсем молодые люди».

Сергей Шевчук уже тогда был весьма активным крещенным братом, позже активно участвовал в становлении собрания в Малине. К сожалению, на данное время Сергей, живя во Львове, не является активным возвещателем и не посещает встречи. На первой встрече я запомнил комментарии на изучении «Сторожевой Башни» пожилых сестер, некоторые из них были из Малина и Щебзаводов, которые обычно садились на втором-третьем рядах и «…очень эмоционально и подробно пытались раскрыть вопрос». Я еще тогда не знал, что лучше всего давать более короткие ответы, но в любом случае энтузиазм пожилых сестер из Малина и других мест очень ободрял меня, пришедшего первый раз на встречу 19-летнего молодого человека.

Школа т.с. и служебная встреча тогда проводились по вторникам вечером в другом месте – одной из лекционных аудиторий Интитута народного хозяйства, в котором учился Сергей Шевчук. После первой встрече сразу же во вторник 12 мая я пошел уже на школу, но это уже отдельная история... сейчас же хочу написать, что на школу ходило гораздо меньше людей, а из-за вечернего времени малинцы конечно никогда не могли посещать школу. Тогда вспрочем из ирпенцев, хотя это гораздо ближе Малина, на школу вечером ездило пару человек. Это отчасти было и потому, что тогда было старое понимание, что публичная встречу и изучение «Сторожевой Башни» нужно посещать обязательно, а школа т.с. и служебная встреча - это как бы факультатив для желающих.

В одну из первых встреч Саша Розумовский, который будучи тоже ирпенцем стал изучать со мной Библию, познакомил меня с Володей Шитиком. Володя был рад узнать что я делаю успехи и посоветовал мне изучать пророчества Даниила… После этого делаю большой прыжок по времени, т.к. никаких примечательных событий в истории Малина не было – братья и сестры продолжали исправно посещать встречи по воскресеньям на Дружковской, 10. После Вечери 1993 года собрание, которое тогда просто называлось трехзначной цнфрой «799» поделилось натрое. В нашем собрании «758» были небольшая часть Киева (Академгородок, Новобеличи), и Свидетели Иеговы живущие вдоль железной дороги на Коростень (тогда они были книгоизучения в Ирпене, Буче и Малине, а также по одной сестре в Клавдиево и Бородянке). Еще интересно было то что в сентябре 1992 и мае 1993 года на собрании Дружковской, 10 доклады делал брат Мильтон Хеншель из Руководящего совета. Примечательно, что встреча в сентябре 1992 года была снята для фотографии в книжке «Свидетели Иеговы – возвещатели Царства Бога», стр. 701.

После Вечери 1993 года встречи собрания собрания проходили два месяца в другом зале – в зале ПТУ № 19 на Новобеличах. Это было недалеко от того места, где в лесу проводили свои встречи Свидетели Иеговы под запретом в 1990 году и возможно раньше. Летом 1993 года нас по непонятным причинам выгнали из ПТУ № 19 и нам пришлось вернуться на Дружковскую, 10. В то время братья приняли решение, что в Малине можно проводить отдельно встречи собрания, чтобы вместо того чтобы они все ездили далеко в Киев, один бы брат из Киева приезжал к ним проводить встречи.


Лето 1993 года – поездка с докладом на Щебзаводы.

В июле 1993 года я первый раз делал публичный доклад, и первый раз был в Малине. «Еще до этого Саша Розумовский дал мне 3 статьи, из старых журналов «Сторожевая Башня», посвященные главным 3 праздникам древнего Израиля. (В английском издании это журнал w80, 15 февраля). И он предложил мне преподнести по этому материалу доклады, т.к. они были очень уместны в связи с предстоящим великим праздником народа Бога – международным конгрессом в Киеве. Из этих трех статей мне представлялись 2 связанных доклада.» Сейчас это звучит странно, т.к. докладчики всегда делают доклад по планам речей. Но в то время планы докладов были редки, так что готовили по статьям из старых журналов. Статьи из журналов были даже не копиями страниц оригинала, а часто просто напечатаны на пишущей машинке.
«Поэтому нужно было скомпоновать их и добавить немного для заключения, побуждающего к действию. В начале доклад нужно было делать в Малине 3 июля 1993 года (точнее поселок Гранитное, к-рое называли «Щебзаводы» по названию ж.д.остановки и самих заводов). Каждую субботу туда ездили братья с публичным докладом.
Поехал я в Малин (Щебзаводы) впервые. В субботу утром была очень забитая электричка, поэтому аж до Тетерева я ехал на подножке и около, выглядывая с любопытством в дверь на проплывающую мимо малоизвестную местность. В Ирше наконец-то появились свободные сидения и после 1 часа 20 минут стояния предоставилась возможность 10 минут проехать с комфортом». Конечно, после этого были более впечатляющие поездки на электричках (например в 1995 году аж в Одессу, я об этом ниже напишу) и другом виде транспорта, но тогда на первых порах теократических поездок и такая поездка казалась «экстремальной».

«На Щебзаводах идти совсем чуть-чуть до квартиры сестры Дуси Шахматовой, у которой было собрание (растояние от ж.д. платформы до её дома метров 50). Доклад преподносил я, сидя за столом, как тут было принято. Доклад был прочитан минуты за 32, что вобщем и планировалось (Тогда считалось нормальным делать доклады даже значительно меньше 45 минут, лишь бы не больше) После доклада тоже первый для себя раз вел изучение «Сторожевой Башни». По ходу изучения узнавал, как зовут сестёр. Через неделю я опять приехал в Малин (Щебзаводы), опять проводил изучение «Сторожевой Башни», но вместо доклада – статья из вкладыша НЦС про конгресс.»


Осень 1993 года – участие в собраниях в Малине.

Осенью 1993 года мы еще больше стали сотрудничать с соверующими из Малина. После международного конгресса (в Киеве, 5-8 августа 1993 года) наше собрание, к-рое имело тогда номер «958», имело 3 группы – «Академгородок», «Ирпень» и «Малин». Брат Сергей Шевчук, который тогда жил в Новобеличах, был весьма теократически активным. Он служил общим пионером и весьма много опыта перенимал от польских спецпионеров пионеров Марека Кабася и Януша Скшипчака, которые летом 1993 года приехали для помощи в собрание «958». Однако поляки могли бы иметь проблемы с органами власти, если бы ездили из Киева в Житомирскую область. Поэтому помогать в Малин ездил чаще всего Сергей Шевчук, в то время Саша Розумовский со мной были больше заняты группой «Ирпень», а в «Академгородке» были ответственные братья Гриша Романюк и Миша Дыбач.

Несмотря на то, что Сергей Шевчук был маленького роста и хромал на одну ногу, Сергея было можно видеть с большим туристским рюкзаком, в котором была литература для Малина. В то время группа «Ирпень» собиралась по субботам в водолечебнице санатория «Звезда» в п. Ворзель. И порой было так что утром Сергей участвовал в собрании у нас в Ворзеле а после собрания ехал на электричке в Щебзаводы и Малин, чтобы проводить там встречи.

В один прекрасный день (это было где-то в конце октября) я смог поехать с докладом в г. Малин. Теперь публичная встреча и изучение «Сторожевой Башни» проводились уже не на квартире у сестры Дуси Шахматовой, а в зале «Сельхозтехники», находящимся минутах в 10 ходьбы от ж. д. вокзала. Что примечательно, я сразу заметил несколько незнакомых до того братьев, которые активно участвовали в собрании! Но это не удивительно, ведь теперь в Малин на встречи стали ездить братья из Коростеня, доселе нам незнакомые. Поэтому малинцам теперь было легче с проведением встреч, ведь С. Шевчук не каждый раз мог поехать в Малин.

После своего доклада я обнаружил, что есть довольно способные братья в Коростене. «Сторожевую Башню» проводил брата Паша Костюченко. Весьма активно участвовали в комментариях Славик и его сын Юра Скиба. Если раньше на Щебзаводах из аппаратуры был только магнитофон, чтобы крутить мелодии для песен, то теперь в Малине была полноценная аппаратура (микрофон, динамики и т.п.), которой «управлял» брат из Коростеня Саша Сулемин. Многие братья были совсем недавно крещены, на международном конгрессе, но уже брали на себя ответственность в собрании. Вместе с братьями в Коростень приезжали и сестры, так как это была общая встреча по воскресеньям, а школу т.с. и служебную встречу коростенцы проводили у себя в доме семьи Скиба. Ведь до этого братья и сестры из Коростеня посещали встречи в Новограде-Волынском, но теперь нашли для себя, что им удобнее ездить в Малин. А это означало что фактически наше собрание имеет даже не три, а четыре части – т.е. плюс «Коростень»!

11 декабря 1993 года когда у нас был специальный однодневный конгресс, приезжали братья из руководящего комитета Украины (тогда еще не было комитета филиала, как он существует сейчас) и прямо после конгресса в нашем собрании были назначены новые старейшины: Саша Розумовский, Володя Шитик и Славик Скиба. Ну а я был назначен единственным в закиевской части нашего собрания служебным помощником.
А где-то в конце ноября 1993 года у меня была возможность поехать в Малин с ночевкой, т.к. Сергей Шевчук пригласил меня участвовать не только в докладе, но и в пунктах по школе т.с. и служебной встрече. Эти встречи проводились уже у сестры Дуси на Щебзаводах, а ведь до этого братья из Малина вообще не имели возможность посещать школу т.с. Итак в субботу днем, после встречи в Ворзеле, мы на электричке добрались до Щебзаводов. Вечером благополучно прошла встреча. Оказалось, что в Малине есть сестра-пионер, это была Оксана Рапацкая (позже Баталова), к-рая училась в Малине, хотя сама приехала из Житомира. Остальные сестры были в основном пожилые, с которыми я был знаком еще по встречам на Дружковской, 10. Кроме нас с Сергеем из братьев был только Володя Шитик, т.к. коростенцы на школу т.с. в Малин тогда еще не ездили.

После школы на Щебзаводах мы поехали в Малин к Володе Шитику. У Володи была машина, к-рую я темноте принял за «Таврию». Но потом оказалось, что это маленький «Форд», который подарил Володе его родной брат из ГерманииJ. Еще вечером мы успели с Володей Шитиком поехать на изучение к семье Михайловых: Володе Наде и их сыну Максиму. Сейчас Володя служит старейшиной и Максим активно участвует в делах собрания. А тогда Максим был еще маленьким мальчиком в очках с толстыми линзами, и их семья еще только начинала ходить на встречи по воскресеньям.

Ночевать у Володи дома было холодновато. Тогда я еще был очень «домашним человеком», и мне было непривычно, что в доме нет центрального отопления только печка. На улице был крепкий мороз (в том году был очень холодный ноябрь, и при этом вовсю начинались экономические трудности в Украине и например у нас в институте не топили), в одна печка в доме Володе не успевала прогревать весь дом. С. Шевчук как постоянный гость спал у печки я на соседней кровати, поэтому мне было холоднее. Однако под толстым одеялом я выжил этой ночью и на следующий день мог нормально сделать доклад в клубе г. Малина. По сравнению с ночевкой делать доклад в холодном зале «Сельхозтехники» было нестрашно.

У братьев тогда еще не было ясного понимания, что доклады в таких исключительных случаях можно делать в верхней одежде. Поэтому братья выступали в пиджаках, порой утепляя себя изнутри костюма жилетами и свитерами. Но эта буквальная и духовная закалка не приводила к болезням, но зато оставляла положительные впечатления надолго. Один брат в Вефиле через много лет вспоминал свое приглашение в Малин с докладом, когда внутри зала было холоднее, чем на улице.


Начало 1994 года – встречи в тепле.

Однако со временем ситуация с температурой проведения встреч поменялась. Где-то в январе 1994 года братья стали проводить встречи уже в доме Михайловых. Хотя никто из Михайловых не был крещен, Володя и Ко. был рады предоставить свое жилище не только для встреч, но даже для больших застолий сразу после встречи. На встречах собиралось тогда относительно мало людей, так что они могли помещаться в большой комнате (фото прилагаются), а затем в другой комнате после встречи нас ждал накрытый стол. До сих пор вспоминаю, что именно на этой встрече я впервые услышал от Вовы Луценко из Новобелич библейские загадки. Уже после этого я занялся собирательством загадок, а позже превращением их в электронный вид. Но тогда было конечно очень радостное впечатление и от встреч в теплой уютной комнате, и от хорошего угощения (не забуду грибы малинских лесов) и от ободрительного христианского общения с загадками. Таким образом, было тепло не только буквально, и на душе. И скажу честно, братья, которые сейчас ездят с докладами в Малин, в восторге от теплого приема. И дело не только в том, что в своем Зале Царства хорошее отопление.

В конце января 1994 года стало известно, что теперь «Ирпень» и «Академгородок» отдельные собрания. Ирпенская группа так увеличилась, что с 1 января 1994 года, еще до деления из водолечебницы санатория «Звезда» где помещалось максимум 50 человек, мы перевели встречи в бучанскую школу-интернат, где был просторный зал мест на 200. Кстати до этого школа т.с. в ирпенской группе проводилась сначала с июня по август 1993 года на квартире у Тани Чубарь, а с сентября по декабрь - в одном из классов интерната. И вот теперь все встречи были в просторном зале.

Также надо отметить, что в то время Сергей Шевчук приглашал не только меня, но и молодых братьев из киевской части нашего собрания. Как уже писал, туда приезжал Вова Луценко. Он как турист помогал Сергею везти литературу в туристстких рюкзаках. Также при мне приезжал Саша Веремеенко, и не исключено, что Сергей еще многих других успел поприглашать из группы «Академгородок». Ну а Сергей Шевчук и дальше оставался помогать нашему собранию. Братья и сестры из Коростеня дальше ездили по воскресеньям на встречи, а в субботу и дальше проводилась школа т.с. на Щебзаводах без коростенских братьев. Появлялись новые коростенцы, например Петя Костюченко, совсем недавно начавший изучать Библию, но уже активно участвующий в комментариях на изучении «Сторожевой Башни».

На Вечерю 26 марта 1994 года братья из Малина и Коростеня приезжали в Бучанскую школу-интернат. На еженелельных встречах в бучанском интернате присутствовали братья из Ирпеня и Бучи, причем в Буче тогда было больше возвещателей, чем в Ирпене. Но в этот особый вечер все собрание «Ирпень» было в одном месте. Теперь можно опять вернуться к рукописным мемуарам, т.к. потерянный кусок мемуаров закончился: «Да, братьев тогда у нас было весьма мало… но вот наступил кульминационный момент Вечери-символы. В молитвах перед символами служили старейшины из Малина (Володя Шитик) и Коростеня (Славик Скиба)». Моя мама, которая в тот раз впервые посетила Вечерю запомнила, что после встречи Леся Гинда беседовала с мамой и радовалась, что вместо Сережи Шевчука после Вечери я буду ездить на Щебзаводы. Хотя Леся честно говорила, что после Сережи нужно будет привыкнуть к новому приезжему брату, однако наперед скажу, что трудностей с привыканием не замечалось.


Весна 1994 года - Увеличение служения в Малине.

После Вечери была также прекрасная возможность активно служить Иегове. Это было связано с тем, что Сергей Шевчук постепенно покидал нас. У него было прекрасное преимущество начать служение в Вефиле. До этого Сергей очень часто бывал в Малине, Щебзаводах. Теперь же он передавал мне руководство школой т.с. и служебной встречей в Щебзаводах. Также он дал некоторые рекомендации относительно собрания в Малине. Он сказал, что в Коростене больше перспектив роста, чем в Малине. Там есть молодые, способные братья, там лучше умеют проповедовать, и поэтому собрание нужно переводить в будущем в г. Коростень.

Также Сергей советовал в будущем задействовать братьев в Коростене, чтобы они совместно со мной проводили программу школы т.с. и НЦС (в Щебзаводах) и даже приезжать с докладами в Бучу. Итак, все это нужно было воплотить в жизнь и помочь коростенским братьям, поделившись тем скромным опытом, который к тому времени был накоплен.
И поэтому после 26 марта 1994 года каждую субботу я был утром на Щебзаводах. Мне это, конечно же, очень нравилось. Фактически нужно было самому преподносить всё, что мог, по программе школы т.с. и служебной встречи, исключая только учебные речи № 3 и № 4, которые преподносили сёстры. Речь № 2 пока никто не брал. Ведь из братьев был только Володя Шитик (т.к. ему было тяжело читать), но он брал только молитву. Но вот на подмогу стал ездить из Коростеня Петя Костюченко, хотя он еще был некрещенным возвещателем.

Сережа Шевчук всё-таки был на Щебзаводах через месяц после Вечери, приехав на несколько дней из Вефиля. Он принял у Пети вопросы на крещение, и вобщем согласился, чтобы Петя был в Щебзаводах и брал пока что учебную речь № 2.»

С того времени Сергей Шевчук служил в Вефиле, и еще спустя два года, когда я тоже приеду служить в Вефиль, он еще там служил до сентября 1996 года. После Вефиля Сергей остался жить во Львове и как уже было написано, сейчас он не посещает встречи. Петя Костюченко несколько раз получал порицания правового комитета и даже лишался общения (потом был восстановлен). Но беда конечно была не в «щебне преткновения» на Щебзаводах. С радостью могу констатировать, что за 10 лет после посещения школы на Щебзаводах пока получал порицаний, и активность в посещении собрания не была потеряна. Хотя весной 1994 года было особо много поручений: «Сергей Шевчук и дальше остался служить в Вефиле. Ну а я оставался надзирателем Школы т.с. как в Ирпене, так и в Щебзаводах. И в субботу после школы т.с. на Щебзаводах я продолжал проводить регулярные встречи для проповеднического служения… я вел подчас 4 книгоизучения (Бабинцы, Ирпень-Север, Ирпень-Юг, Щебзаводы». Дело в том, что на Щебзаводах после школы т.с. и служебной встречи после небольшого перерывчика еще нек-рые сестры оставались на час.


Первая поездка в Коростень (4-5 июня 1994 года)

Будучи уже много раз в Малине, я еще не заезжал в Коростень, хотя там уже давно проводилась школа т.с. Но в те выходные, когда впервые стала проводиться публичная встреча в Коростене, я наконец-то туда поехал. «4 июня 2004, в тот же день, когда я сдал последний экзамен в институте, вечером уже ехал на электричке в Коростень.» В пути я размышлял о том, что летом 1994 года начались последние, и при этом очень долгие и теократиески заполненные студенческие каникулы.

По приезде в Коростень начался дождь, электричка приехала позже чем я думал, уже стемнело, плюс я не знал, как в темноте найти дом Юры, Славика и Валентины Скиба на Ломоносова, 81 (интересно что Валентина постоянно ходит на собрание, но бьет рекорды в бытие заинтересованной жены брата – с 1977 года, когда Славик крестился и родился Юра!). Никто из людей на вокзале не знал где улица Ломоносова, только таксист сказал что это в районе Бровар. Но само название мне не помогло добраться, поэтому пришлось воспользоваться услугами таксиста. В темноте и на дожде таксист довез меня за 50000 карбованцев (для сравнения билет на электричку из Ирпеня в Коростень и обратно стоил 36000 каброванцев).

«Теперь мне можно было только делать уроки на будущее. Очень важное для ориентировки – карту Коростеня – показали мне Юра и Славик, и дали домой скопировать (тогда редко где была ксерокопия, так что я вручную ее перерисовал). А с картой я уже был как рыба в воде. Ну а пока я достал из сумки Библии, которые им вез, и немного подмокших книг «Эволюция-сотворение» (малого формата).

Теперь я смог отдохнуть у семьи Скиба и следующим утром проснуться и добраться вместе с ними до «Зала Царства» (Тогда построенных Залов Царства была было мало, поэтому арендованные помещения мы называли также). Это был первый Зал в Коростене. Он был дан бесплатно и был маленьким , где-то на 40 мест. Это был зал прямо в гаражах автопарка на ул. Гранитной, где работал Славик Скиба. Самое примечательное, что в этом зале (после 1977 года, когда он крестился) Славика судили за то, что он Свидетель Иеговы. И вот теперь, в воскресенье 5 июня 1994 года был исторический момент для братьев в Коростене – впервые собрания было в зале этого города, переехав из Малина.

Автопарк был на окраине города рядом с ж.д. платформой «Древлянка», так что малинцы не доезжали одной остановки до вокзала, чтобы выйдя здесь, дойти где-то за 20 минут до зала автопарка. А вот коростенцам шагать нужно было больше, от Славика и Юры мы могли бы дойти за 1 час, но нас подвезли.

Дождь уже прошел, утро было теплое и пасмурное - вобщем неплохая погода. Начали потихоньку собираться присутствующие, приехали и малинцы (правда у них опоздала электричка поэтому собрание начали на полчаса позже намеченного). И в 10:30 началась встреча, Славик как ведущий сообщил о вышеупомянутой важности момента, и то, что он был здесь судим (что вызвало вострог!). И вот был мой через выйти на сцену к маленькой (закрытой – в советском стиле) кафедре, стоящей на столе, и преподносить доклад. Доклад был связанный с терпением Авраама «Терпи – исполнение обещания близко» (и этот доклад тоже был взят из старой статьи в журнале «Сторожевая Башня»).

В зале присутствующих было больше обычной вместимости – кое-кто стоял, и были также принесены дополнительные сиденья. Поэтому было так жарко во время доклада, что очки запотевали и опускались (по запотевшему лицу). Но потом окрыли дверь, так что воздух оттуда позволил в перкрасных условиях с воодушевлением закончить доклад. Потом Славик объявил, что сегодня присутствует 55 человек. Это было приятной неожиданностью (ждали меньшего числа присутствующих хотя бы заполнить 40 мест), и сразу стало ясно, что решение перенести собрание из Малина в Коростень – наилучшее. После встречи мы делились радостными впечатлениями.».


Вторая поездка в Коростень (17-18 июня 1994 года):

«В пятницу 17 июня я ехал уже днём, сев в Ирпене в 10:30 утра, и поэтому темнота мне не грозила… (уже ориентируясь в городе благодаря карте) я пошел по мостику через речку Уж, и вот пришел на Ломоносова, 81, уже днем и без дождя». Мы пошли с братьями Юрой Скиба и Володей Костюченко к молодым супругам изучать Библию, а его православные родственники напились 40-градусной «святой воды» решили нас выгнать. Изучающий разбил в кровь лицо своего брата, я спасался бегством, братья правда не убежали. Впрочем их никто не трогал. но зато «позже Юра и Володя рассматривали это с весельем вспоминали мои «рекорды по бегу». Но и в тот вечер мы успокоились, понимая что никакие «сочувствующие родственники» не воспрепятствуют людям становиться истинными учениками Иисуса Христа. Итак, получилось, что и эта вторая поездка в Коростень не обошлась без приключений.
Дальше уже все шло по плану. Вечером я провел школу и НЦС. Братья попросили это чтобы подучиться проведению. В каком-то из пунктов я вспомнил, что сегодня мы встретили гонения (Володя и Юра улыбнулись). после школы был как бы «брифинг», мне задавали непонятные вопросы, я старался отвечать, ссылаясь на публикации, если что-то было известно мне о соответствующих статьях и я их помнил, а что-то обещал посмотреть дома. Тогда еще не было даже обширной теократической библиотеки, которая ожидала в будущем. Но многое был найдено в имеющихся журналах «Сторожевая Башня» и «Пробудитесь» и других публикациях доступных на то время». Возможно, тогда я мог помнить лучше материал из публикаций, потому что их было меньше и еще не был избалован индексами и компьютерными библиотеками, по которым легко найти нужную мысль. На следующее утро (18 июня) мы с Юрой Скиба и Петей Костюченко поехали на Щебзаводы. Необычно было то, что Петя уже крестился, а проходил только 6 главу книжки «Жить вечно». Это изучение с Петей мы проводили прямо в электричке.».


Третья поездка в Коростень (1-2 июля 1994 года):

«И вот опять через 2 недели я возвращаюсь в Коростень. И в пятницу (1 июля) также проводил школу т.с. в Коростене (она, как и прежде проходила в доме Славика и Юры Скибы). Вопросов после школы т.с. и НЦС было уже меньше. Утром в субботу (2 июня) мы опять поехали на Щебзаводы проводить там школу т.с. и НЦС с Юрой Скибой и Петей Костюченко.

Поскольку два предыдущих раза я приезжал с приключениями, то Юра и я недоумевали, как это третий раз без приключений. Но они все-таки произошли! Когда мы сошли на платформу Щебзавод и дверь электрички уже закрылась, Юра ахнул… ящик с литературой, который я вчера привез в Коростень для Малина, остался в электричке и теперь мчался в сторону Киева! Этот ящик и до того был неудобен тем, что оказался в очень кривом пути – в Коростене с вокзала его нужно было тащить на ул. Ломоносова, а потом опять на вокзал и вот теперь неудобства с ним переполнили всё. Чтобы вынуть ящик и настигнуть поезд, Люся Сакович позвонила знакомому начальнику станции в Иршу, но пока это проходило, поезд был в Ирше и начальник не успел взять ящик. В это время Володя Шитик вместе с Петей Костюченко догоняли электричку. Ну а мы с Юрой, несмотря ни на какие препятствия и волнение по поводу литературы, все-таки проводили школу т.с. и НЦС.

Уже закончилась встреча, а Пети с Володей Шитиком все нету. Сестра Шура Кочмарчик (из Клавдиево, они вместе с сестрой Марией Остапченко из Бородянки ездили на школу в Щебзаводы из Киевской области) успокаивала, что Иегова не допустит, чтобы литература пропала и что во времена запрета были еще серьезней трудности с литературой.
И вот когда мы уже стояли на платформе, ожидая электричку в сторону Киева (со мной ехали Галя Степаненко в Иршу и Люся Сакович в Вышевичи между Иршой и Радомышлем, Шура и Мария), мы увидели, что приехал небольшой серебристый «Форд» Володи Шитика. Поскольку электричка опаздывала, было еще время, я подбежал к машине и посмотрел внутрь салона, чтобы узнать ответ на вопрос, еще не беседуя с братьями, заглянув на ящик на сиденье. Ящик стоял! Сколько было радости!

На самом деле этот урок побуждал еще больше ценить духовную пищу. К тому же, в то время журналов приходило в собрание совсем мало (по памяти: 240 штук приходило на собрание, в котором было больше 100 возвещателей). И поэтому Славик Скиба расспрашивал меня как ответственного за литературу, и малинцы тоже иногда были недовольны (порой сестрам трудно было поделить между собой журналы). Я говорил что скоро будет больше…». Дело в том, что тогда еще не было четко организованной системы заказа литературы. Мы несколько раз отправляли в бюро во Львове заказы, ждали отклик на увеличение заказа. Наконец СБ за 15 августа 1994 года мы впервые получили в большом количестве – 800 штук, и по тем временам нам казалось это очень много.

После этого я стал реже ездить в Коростень в связи с тем, что удалось помочь братьям самим проводить встречи. Тем временем в Малине появился второй крещенный брат после Володи Шитика. В июле 1994 года крестились Володя Михайлов и его жена Надя. Во время изучения у Володи были трудности, так что Володя Шитик, проводящий с ним изучение, провлял большое терпение и конечно был очень рад новому брату в Малине.

В августе 1994 года я ездил на полторы недели в турпоход в Карпаты (в этот раз с Вовой Луценко уже тягал рюкзаки не с литературой, а туринвентарём). Сестра Леся Гинда из Щебзаводов даже сравнила по этому поводу наш поход на Говерлу с походом всех нас на гору Иеговы. Но на следующий день после приезда из турпохода, я снова возвратился к привычной жизни. «С корабля на бал» в субботу утром ехал на Щебзаводы проводить школу т.с.






ЧАСТЬ 2.

В первой части кратко упоминается история малинских Свидетелей Иеговы в подполье, но больше внимания уделено событиям 1993-1994 годов. В это время я имел возможность сотрудничать с братьями из Малина, ибо тогда территория по железной дороге от Ирпеня до Коростеня входила в одно собрание. Поскольку в это время братья в Малине и Коростене проводили общие встречи, много внимания уделено и сотрудничеству с братьями в Коростене. После Лета 1994 года сотрудничество с Малином и Коростенем стало постепенно уменьшаться, но все же во второй части есть что написать про братьев в этих городах вплоть до нашего времени....

Написание завершено 7 февраля 2005 года

(Курсивом приведены выдержки из рукописей, которые были написаны в 1998-2001 годах, а также из писем В. Михайлову, отмеченных рамочками).


Осень 1994 года – уменьшение служения в Малине.

«Вот и закончились мои самые лучшие каникулы, которые стали последними каникулами в моей жизни 15 лет школьника и студента. Теперь, в сентябре 1994 года перед дипломом была преддипломная практика… Это сказалось на поручениях, то что теперь я был не полностью вольным человеком. Особенно это касалось поездок в Коростень и на Щебзаводы. ведь до этого с середины апреля до августа я каждую субботу проезжал около 100 км. электричкой до Щебзаводов и обратно (исключения были всего 2-3 раза). Теперь договорились, что одну субботу приезжают коростенцы, одну субботу – ирпенцы. Из Ирпеня иногда еще ездил Юра Акохов.

В Коростень я уже не ездил на школу т.с., бывал только с докладами где-то 1 раз в полтора месяца. Ведь мы ожидали, что братья набрали достаточно опыта для проведения встреч, и в будущем видели образование отдельного собрания «Коростень». Что касалось Сережи Шевчука, стало очевидным, что он уехал во Львов «с концами». Тем временем в октябре закончилась эпопея с литературой. Выше я уже писал о том что приходило очень мало литературы и до того заказы литературы не выполнялись. В октябре наши очень «аппетитные» заказы литературы были сразу почти полностью выполнены. Тогда было понимание, что нужно заказывать литературу на год. И литературы на «Ирпень» пришло столько, что брат Саша Осадчий 15 октября 1994 почти полностью «затарил» ей свой грузовичок «Ифа», и когда ее всю разгрузили у меня дома, родные боялись, что может просесть второй этаж дома. После этого мы уже поняли, почему братья советуют заказывать литературу только на один месяц, да и приходить после такого «лавины» литература стала примерно раз в один-два месяца.
Более того, «…теперь была возможность опять серьёзно вспомнить после международного конгресса английский язык. В данном случае речь шла о том, чтобы читать бегло и с пониманием английские публикации, которых теперь было в изобилии. Сначала глаза разбегались, как всё это прочитаю, но потом систематизировал чтение с помощью индексов. Мало того братья и без знания английского стали чуть позже пользоваться английскими индексами библейских стихов, соответствующие журналам «Сторожевая Башня» и другим публикациям.
Братья из Коростеня по-английски не читали, но брали кое-что на польском языке. Если до объединения с ирпенским собранием коростенцы получали литературу в Новограде-Волынском, то теперь они приезжали ко мне домой, т.к. у меня дома в Ирпене был склад литературы. Братья из Коростеня до сих пор вспоминают ободрительные поездки за литературой с маленькими тачками, которые в то время принято было называть «кравчучками». Обычно приезжало три-четыре брата, не считая пары тачек, и потом они загружались с тачками в электричку (в то время это не было удивительно, так как многие люди забивали вагоны такими тачками с разными продуктами и т.п.). Один раз произошел анекдот: когда женщина попросила Володю Костюченко быстрее заходить в электричку с тачкой, он сказал: «я ж вам не самолёт с вертикальным взлетом!». К тому же братья захватывали с собой литературу для Малина. Хотя один раз Володя Шитик приезжал на своем маленьком «Форде» и помог довезти литературу сразу для Ирпеня, Коростеня и Малина.


Конец 1994 года – первый визит районного надзирателя.

До этого нас огорчили, что брат Вольдемар Пшемынский из Польши посетил впервые как районный надзиратель многие собрания в Киеве, но увы, до Ирпеня так и не доехал. И вот брат Юркевич сказал (на складе литературы я его встретил), что районным в одном из двух половин Киева (включая Ирпень) будет Павел Змешкал. Второй районный, с левобережной стороны Киева – Карл Вика (сейчас он служит областным надзирателем в одной из теократических областей Украины). «Во вторник, 13 декабря 1994 года начались радостные деньки пребывания Павла Змешкала в собрании «Ирпень».

В то время районный надзиратель не посещал отдельно Коростень и Малин. Поэтому некоторые сестры Зина Белошицкая и Оксана Баталова даже договорились о том чтобы жить в Буче у Тани Чубарь в дни приезда районного, чтобы иметь возможность присутствовать на встречах для проповедования и вечерних встреч в бучанской школе-интернате. Интересно что Зина Белошицкая до сих пор вспоминает, как мы с ней ходили проповедовать в многоэтажки в Ирпене в районе БКЗ. Дело в том, что до этого Зина не имела опыта ходить от дома к дому, и поэтому служение, которое для меня было обычным, она высоко оценила и потом рассказывала о том, как я научил ее ходить от дома к дому.

В пятницу 16 декабря на встрече служебных помощников и старейшин были не только два старейшины нашего собрания, а также «единственный служебный помощник в моем лице, но и потенциальные братья Ирпеня и Коростеня, которые вели книгоизучения». Из Коростеня помню, что тогда приезжали такие братья как Юра Скиба и Саша Сулемин. «После того единственный старейшина ирпенской половины нашего собрания Саша Розумовский и Славик Скиба из Коростеня много чего обсуждали с ним до поздней ночи. Воскресенье 18 декабря ознаменовало конец визита районного надзирателя публичным докладом и заключительной речью при большом числе присутствующих, в том числе малинцев и коростенцев, в нашем зале в интернате. Вместе со всеми я разделил радость от такого исторического события – первого визита районного надзирателя.


Май 1995 года – Коростень и Малин отдельное собрание!

Вечерю 14 апреля (прямо как 14 нисана!) Коростень уже проводил Вечерю у себя. В это время братья уже перестали проводить встречи в автопарке, а арендовали зал недалеко от вокзала в учреждении, которое интересно назвалось «Энергомонтажный поезд №…». Но встречи конечно проводились не в буквальном поезде, а в капитальном многоэтажном здании, и этот зал был вместительней, чем в автопарке, да еще и располагался удобно для большинства в центре Коростеня.
В свой второй визит, в мае 1995 года Павел Змешкал уделил еще большее внимание братьям из Малина и Коростеня. В это время как раз была первая в теократии Украины компания по распространению специального трактата, которая была встречена в нашем собрании всплеском участия в проповедническом служении на отдаленных территориях нашего собрания (Бородянка и другие места).
«3-я неделя праздника по распространению трактата № 34 завершилась визитом в наше собрание районного надзирателя. На следующей неделе Павел специально запланировал сделать отдельное посещение Коростеня. И это не удивительно, так как совсем скоро мы узнали радостную новость об образовании 1 июня 1995 года отдельного собрания «Коростенское». Уже зная это известие, 28 мая я был в Коростене с докладом, давая после собрания последние напутствия перед отправкой в плаванье самостоятельного собрания Коростеня».
В то время малинцы ездили на электричке каждое воскресенье на собрания в Коростень. Школу т.с. они как прежде проводили у себя на Щебзаводах, и постоянно ездил кто-то из коростенских братьев. Разные ирпенские братья приезжали в Коростень как приглашенные докладчики.
Июль 1995 года – поездка с коростенцами на конгресс в Одессу.
Эта поездка нам запомнилась не только потому, что до этого ирпенцы и коростенцы ездили на конгрессы в Киев и окрестности. Дело в том, что в Одессу из Киева и Коростеня братья ехали необычным образом – на электричках, поскольку билетов на поезд в направлении курорта уже не было. Поскольку для жителей Киева это казалось страшным приключением, то многие согласились за большую сумму 3,5 млн. карбованцев (это наверное более 30$ но тогда люди в Украине были заметно беднее, чем сейчас) ехать на заказанном турпоезде в Одессу, а кто-то вообще конгресс не посетил.

У многих братьев за Киевом не было так много денег, денег в кассе собрания хватило лишь, чтобы помочь 20 делегатам поехать в поезде. Но зато для нас, некиевлян, дешевая (а для пенсионеров – бесплатная) электричка – привычный транспорт, хоть так далеко мы еще никогда не ездили. От нас требовалось всего две пересадки: сначала ехали привычным путем до Киева, потом от Киева прямой электричкой до Вапнярки, а оттуда уже была прямая электричка до Одессы.
Про это я писал подробно в рукописях, но приведу лишь выдержки: «Выехав на первой электричке в 5:43 из Ирпеня, мы добрались до киевского пригородного вокзала, где встретили и несколько коростенцев (похоже они приехали сюда еще с вечера). В 7:21 быстро загрузившись и миновав всего один «стоп-кран», электричка понесла нас на юго-запад. Уже заранее приготовили некоторую программу для братьев и сестер в электричке. Очень хотелось доказать всем, что это прекраснейшая идея, что поездка будет прекраснейшим воспоминанием! Программа началась с интересных (подчас смешных) случаев из служения и собраний, потом были загадки на смекалку, а загадка про зуб (что Бог дает человеку два раза, а третий раз покупает он сам?) сопровождалась работой оных по пережевыванию нашего электричечного обеда. Потом были игры и ближе к Одессе завершали все песни (тогда пели только песни Царства). Во время поездки мы не встретили ни одного киевского делегата, так как они боялись электричек (ближе к Одессе подсаживались братья из других мест, в основном Винницкой области). Но мы были вместе с коростенцами, для которых дорога была еще труднее, так как еще им нужно было до Киева крюк делать, если смотреть их маршрут по карте.
Уже стемнело, и около 22:00 электричка привезла нас в Одессу. На вокзале коростенцев встречали заранее коростенцы (в том числе Юра Скиба, Виталик Гурманчук, который достал билеты благодаря работе на ж.д.). А ирпенчан встречал диспетчер Лёня Фудзицкий (мы с трудом достали для него билет, чтобы он мог приехать в Одессу за несколько дней до нас и организовать поселение) и еще некоторые из приехавших вчера братьев. Они уже успели побывать на море и встречали нас с энтузиазмом…

Таким образом, мы расстались с коростенцами, так как селились в разных местах... Пропущу подробности конгресса, далее чередуя новые комментарии с рукописями. Обратный путь элекричками оказался не таким быстрым, как путь туда… «Мы узнаем, что оказывается, такой легкой пересадки как туда, в обратном пути нет. Ведь электричка Вапнярка-Киев (на которую мы планировали сесть и быть в Киеве уже в 19:20) , отправляется в 11:30, а электричка Одесса-Вапнярка прибывает в 12:30. Ничего не поделаешь, за три часа ожидания электрички на Жмеринку Вапнярка стала нам родной…» . По пути мы здорово проповедовали в территориях, где мало Свидетелей. Это касалось как Вапнярки, так и в электрички, где были пассажиры из мало проповедованной Винницкой области. Ну, доехав до Жмеринки, мы уже не то что ждали, а очень быстро перебегали почтительное расстояние с одной платформы на другую, так как сразу отправлялась электричка до Киева. «Кажется, все добежали и упаковались в последний вагон, где прошипело за это время уже несколько «стоп-кранов»».

Вначале мы надеялись приехать в Киев около 23:00 и успеть на последнюю электричку из Святошино в Ирпень около 23:30. «Тем временем электричка ехала довольно медленно из-за ждущих ремонта рельсов. Идея успеть на последнюю электричку из Святошино в Ирпень уже отменилась. Теперь была идея хоть бы успеть на последний поезд метро около 24:00… мы успели доехать на метро до Святошино, и после нас метрошники закрыли ворота станции». После душних одесских ночей нас ждала ну очень освежающая киевская ночь. Дул холодный ветерок родины, и он согнал многих путешественников на платформе к любителям отдыха в подземный переход… В 5:00 первая электричка, когда было уже светло, повезла нас в Ирпень и другие родные края приирпенья. Из Коростенского собрания с нами ехала только Люся Сакович из Вышевич, которая еще зашла в гости к ирпенским сестрам».

Куда делись коростенцы, которые ехали с нами в Одессу, не помню. Возможно, они ехали на следующий день, возможно по другому маршруту через Житомир… Впрочем они сами вам об этом расскажут, т.к. тоже наверняка надолго запомнили ту увлекательную поездку на конгресс. Надеюсь что описание поездки, хоть оно лишь косвенно относится к истории Малина, тоже оказалось полезным. Поездка помогла развивать положительный настрой, признательность за духовные мероприятия, чувство единства в поездке и послушание без духа ропота тем братьям, которые исполняли роль «Моисея».


Осень 1995 - весна 1996 года – все реже бываю в Малине и Коростене.

В этом периоде уже все меньше и меньше могу писать, т.к. я бывал все реже в Коростене и меньше знал, что там происходит у братьев. Грустно было то, что некоторые братья, которые прежде были весьма активны в делах собрания, стали духовно слабеть. В результате некоторые были лишены преимуществ, а некоторые исключены из организации. Братья уже перестали приезжать за литературой с тачками, а заменили их автомобилем «Таврия» Паши Костюченко. Володя Шитик к тому времени был болен и уже не ездил на своей машине за литературой. Со временем братья из Коростеня решили, что теперь как отдельному собранию им легче получать литературу как прежде через Новоград-Волынский, и заодно передавать их малинцам.

Итак, собрание в Коростене и Малине росло и укреплялось теократически. Появился первый брат в г. Овруч, Володя Зубарь. Он стал Свидетелем Иеговы в России (г. Шарипово, недалеко от Красноярска) и потом этот пожилой брат переехал жить в Овруч. Похоже приехал в Овруч он еще в 1994 году, но я запомнил, что первые разы его видел в Коростене уже в 1995 году. Потом стало все больше и больше возвещателей и заинтересованных в этом городе Житомирской области, так что быстро стало расти собрание. В ноябре 1995 года в Коростене были назначены первые служебные помощники – Виталик Гурманчук и Юра Скиба (до этого из назначенных был только один старейшина Славик Скиба).

В Малине появился активный брат Сережа Юзефович. Он мне запомнился мне по пути в Коростень, когда он подсел в электричку в Малине и стал активно проповедовать пассажирам на соседних сиденьях, держа публикации на чемодане типа «дипломат». Также появился в Малине брат Олег Мудрак. Олег был зятем сестры Валентины Яковлевой, которая постоянно была на встречах, несмотря на трудности с передвижением (она ходила на костылях). До этого Олег ходил на собрание с бородой, но чтобы стать братом и не быть камнем пректновения, он решил ходить без бороды. Это было тоже самоотверженностью, так как бритье у Олега вызывало трудности с кожей.

На Щебзаводах были только сестры, братьев не было. Как-то сестра Леся Гинда пригласила к себе в гости. У нее было два сына, старший Рома и младший Юра. Я познакомился с одним из сыновей Леси, но они тогда не проявляли большого интереса к истине. Как я обрадовался, когда увидел в 1999 году на конгрессе в Киеве уже крещенного брата Юру, который конечно за это время очень вырос не только физически, но и духовно. Сейчас Юра – служебный помощник в Малине, а его старший брат Рома после стройки Зала Царства поехал вместе со строительной бригадой помогать строить Залы в других городах Украины.
В Коростене также появлялись новые братья и сестры. Некоторые из них очень интересно узнали истину. Например, сестра Люда Заяц поехала в Польшу ради лучшей материальной жизни, но потом вернулась в Коростень, найдя в Польше вместо материальных сокровищ духовные.

О брате Андрее Мельниченко вообще можно написать большую историю. Кратко напишу, что раньше Андрей, хотя был коростенцем, стал баптистским проповедником и ездил в районе Карпатских гор на велосипеде в «миссионерские путешествия». Но однажды он встретился со Свидетелями Иеговы, и после первой долгой беседы всерьез задумался о смене своей религии. В апреле 1996 года Андрей крестился. Позже Андрей был женат на сестре Марие, с которой он был знаком в тех местах, где раньше миссионерствовал по-баптистски. Но жить с Марией они стали в Коростене, а в 1998 году были назначены спецпионерами, и сейчас Андрей служит единственным старейшиной в группе г. Овруча, где проводятся все встречи.

Весной 1996 года было много дел в территории своего собрания, так как мы продолжали активно прорабатывать территории закрепленной за собранием «Ирпень». Таким образом, электричка в сторону Малина не довозила нас туда, ведь большую потребность мы находили для себя заметно ближе по железной дороге: в Немешаево, Клавдиево и Бородянке. Уже позже собрание «Ирпень» и его «дочерние» собрания также стали осваивать места ближе к Малину – Загальцы, Спартак и Тетерев. А территория вдоль железной дороги за рекой Тетерев (Ирша и другие поселки) была за собранием Малина и Коростеня. Ведь тогда братья решили, что практичнее будет начинать с тех мест, которые легко доступны для поездки на электричке. А потом уже мы планировали проповедовать в селах, которые дальше от железной дороги. Тем более, что в то время было плохо с транспортом в села, а электрички ходили стабильно.


Лето – осень 1996 года – я уезжаю в Вефиль, но помню о Коростене.

А теперь вернусь к своему сотрудничеству с малинцами и коростенцами. В 17 мая 1996 года я получил приглашение временно служить в Вефиле. Конечно, я был рад такому приглашению, но это означало, что в Коростене с докладами я буду еще реже, и вряд ли в ближайшее время буду в Малине. Поскольку в Вефиль я договорился ехать через месяц после приглашения (17 июня). За это время я не только мог передавать поручения другим братьям в собрании «Ирпень», но и побывать на Житомирщине. Опять из рукописей: «9 июня я ездил специально в Коростень, чтобы на прощанье сделать доклад, хотя и обещал братьям, что приеду с докладом еще из Львова».

Довольно скоро после того, как я уехал в Вефиль, имел возможность увидеться с коростенцами. «13 июля вечером неожиданно позвонил Юра Скиба, и 14-го утром я был рад встретить его в Комплексе Залов Царства на Левандовке (в то время там же находилась основная часть Вефиля). Он с мамой по пути из Моршина приехал в гости к знакомому брату Петру Ковалишину и был в собрании «Левандовка», после которого мы заехали на доклад в «Левандовку-русское»… они проводили встречи в арендованном зале в центре Львова. В этом единственном русскоязычном собрании Львова был и Сергей Шевчук, хотя у него не было проблем с украинским языком. «Поговорил несколько минут Юра с Шевчуком, потом я показал ему свое жилище на ул. Лычаковской, потом заехали за их вещами на Левандовку (Петр Ковалишин рассказал, что он много организовывал по строительству Комплекса Залов Царства, прокладывал дорогу к Залу, т.к. раньше там была узкая улочка). На вокзале нам было нелегко купить билет Юре и его маме на Коростень, так что они смогли уехать лишь после полуночи».

Вскоре я узнал от братьев из Ирпеня известие о том, что в 14 августа 1996 года после тяжелой болезни умер Володя Шитик, первый брат и старейшина в г. Малин. Также оказалось, что после моего приезда в Вефиль Сергей Шевчук еще не долго здесь служил. «В сентябре, октябре 1996 года проходило еще такое явление, как уход сразу нескольких братьев и сестер из Вефиля. Удивил уход Сергея Шевчука, который, казалось, после женитьбы твердо остался в Вефиле.» За это время я успел два раза навестить родину 9-11 августа и 19-22 сентября, но в это время не заезжал в Коростень. Зато в третью поездку 19, 20 октября 1996 года я побывал у братьев в необычное время.
«Эта двухдневная поездка была очень насыщенной. В субботу ранним утром с 4-х до 6-ти часов утра я был в Коростене. Выйдя в Коростене из поезда «Ивано-Франковск - Киев», общался с Юрой Скибой и Виталиком Гурманчуком на квартире у Виталика.» После этого я после 6 утра сел на киевскую электричку и благополучно доехал до Ирпеня, еще успев по пути подремать на сиденье электрички. Кстати были поездки, когда я виделся с коростенцами тоже рано утром, когда ехал на Ивано-Франковском или Ужгородском поезде (проезжающем около 6 часов утра через Коростень) и договаривался, чтобы братья из Коростеня вышли на короткую встречу на платформе (поезд обычно на узловой станции Коростень стоит минут 20).

Братья были рады видеться с редким гостем из Вефиля и поэтому были готовы вставать ради такого дела в столь раннее время. К тому же, я почти каждый раз ездил из Львова домой поездами через Коростень (хотя есть другие маршруты поезда) и выходил из поезда в Тетереве, не доезжая до киевского вокзала. Ведь так было удобнее ехать на электричке в Ирпень следом за поездом, который проносился через нас без остановок, вместо пересадок на многолюдном вокзале в Киеве. Но примечательно, что проводник обычно будил или просто напоминал о скором приезде на предыдущей перед тетеревом остановке поезда, а это был Малин. И каждый раз утром проносясь мимо платформы „Щебзаводы”, я смотрел на двухэтажный дом недалеко от железной дороге и вспоминал свои поездки для проведения школы т.с. в этом доме.


Ноябрь 1996 – Первый приезд в Коростень из Вефиля с докладом.

Но зато в следующий приезд из Вефиля на родину 9, 10 ноября я уже смог договориться не просто о коротком визите, но о приезде в Коростень «с докладом и с приветом», как еще прежде сказал после одного из моих докладов Юра Скиба. В субботу 9-го я был в ДК Королева, где проходил однодневный конгресс. На этом конгрессе коростенцев не было, так как они посещали конгресс в Житомире 26 октября 1996 года (на этом конгрессе крестился Максим, сын Володи Михайлова). Однако сюда должен был приехать Славик Скиба, так как он давал интервью в пункте Саши Розумовского. К сожалению, Славик не знал точно куда ехать, долго искал место конгресса в Киеве и поэтому приехал уже тогда, когда пункт с его интервью был в разгаре. Он конечно не бежал на сцену, но не сильно огорчался по этому поводу. Мы, конечно, ободряли Славика, ну и тем паче я его порадовал вестью, что твердо намерен завтра ехать к ним с докладом. Славик предлагал сразу поехать к ним домой, но я сказал, что еще хочу заехать домой, проведать родителей, которые всегда скучали по мне между приездами.
«Вечером, вернувшись к родителям, я огорчил их тем, что завтра твердо намерен утренней электричкой ехать в Коростень, а оттуда сразу во Львов. Но ободрил их тем, что через месяц приеду опять в Ирпень. 10 ноября 1996 года я приехал в Коростень, чтобы преподнести доклад и потом встретиться с братьями – руководителями книгоизучения. Такие встречи братьев часто проходили в связи с моими приездами на квартире у Виталика Гурманчука, которая была совсем близко к месту встреч – зданию с интересным названием «Энерго-монтажный поезд». Кажется, коростенские братья к этим встречам относились двояко. Одни высоко ценили и до сих пор (написано в 1999 году) помнят основные моменты. Другие ждали, как бы поскорее уйти, так как это нарушило их планы.» В принципе не стоило этого удивляться с круглыми глазами, ведь у нескольких руководителей книгоизучений в планы не входили и другие духовные дела, так как вскоре они были лишены преимуществ.

«Ну а вечером я сел на знакомый Ивано-Франковский поезд и стал было радостно отдыхать на верхней полке в пустом купе, где, правда, были на столе чьи-то бутылки с алкоголем. К сожалению, хозяева появлялись и стали пить и громко от опьянения, мягко говоря, беседовать друг с другом. Они даже меня стали приглашать составить компанию, но я мягко отказался, ссылаясь, что хочу спать. Потом испарилась эта компания студентов, которые видать ехали с «праздника 7 ноября». Но зато подсел милиционер с другом, которые еще и стали курить в купе. Я успокаивал себя тем, что в тюрьме, куда попадали некоторые братья, мне жилось бы тяжелее, а тут только до 5 часов утра мне это предстоит…около 4 часов утра эти два товарища легли спать, но через несколько минут проводник напомнил о том, что подъезжаем к Львову.»


Ноябрь 1996 года – отдельная группа в Малине.

Как раз в это время, в ноябре 1996 года братья из Малина решили вновь проводить встречи в своем городе. Да, пять лет до того это уже была отдельная группа «Малин». Но тогда это была совместная с коростенцами группа от огромного собрания «Ирпень». И как уже писал, в июне 1994 года она переехала в Коростень, который тогда виделся более перспективным. Теперь же это была группа от собрания «Коростень». Долгое время в Малине вообще не было старейшин, так как в 1996 году умер Володя Шитик. Параллельно с образованием группы был назначен первый служебный помощник в Малине – Володя Михайлов.

Теперь все встречи стали проводить в зале «Сельхозтехники», запомнившейся всем холодом. Хотя группа увеличилась по сиравнению с «холодильными» встречами три года до того, они решили вновь вернуться на встречу в комнатах дома. Володя Михайлов вспоминает, что температура в зале «-14°» помогла принять решение вернуться «на зимние квартиры». В основном «домашние» зимние встречи в 1997-8 годах проводились в доме у Михайловых, но порой и в доме сестры Лиды Отрощенко. Кстати забыл упомянуть в первой части, что Володе в жизни очень помогал его мотоцикл с коляской, и он часто привозил на нем на собрания докладчиков с ж.д. станции, и потом назад их отвозил.
Школу теократического служения уже проводили в Малине, а не на Щебзаводах, потому что число возвещателей в городе увеличивалось по сравнению с щебзаводовцами. С приходом весны, когда зал «Сельхозтехники» прогрелся, братья вернули в него все встречи собрания.


Май 1997 года – Второй приезд в Коростень из Вефиля с докладом.

Надеюсь, читатели будут не против, что параллельно с историей Малина пишу события о собственных приключениях в поездках и немного о житье-бытье в Вефиле. Первые несколько месяцев я думал, что не совсем полезен я Вефилю и скоро меня отправят домой. Эта мысль меня даже радовала, так как частенько скучал по родным местам, и уже мысленно размышлял, какие новые теократические просторы буду осваивать после того, как меня любезно попросят завершить временное служение в Вефиле (в собрании «Ирпень» были тогда места, где можно было помогать формироваться группам по примеру Коростеня и Малина). Однако вефильское служение оказалось вовсе не временным.

В конце января 1997 года я узнал, что мне нашли хорошее применение – работать в приемной возле пяти телефонов. Ответственным братьям в Вефиле нравилось, как я работал. А мне эта работа очень нравилась. И то, что порой трещало сразу несколько телефонов, и без АТС мне нужно было хитро связывать братьев, никак не раздражало меня, а наоборот доставляло неописуемую радость (многие братья на экскурсиях запомнили меня как брата позирующего с несколькими телефонными трубками, а вефильцы даже сделали дружеский шарж). В это время я понял, что скорее всего надолго пробуду в Вефиле, и желание возвращаться на родину очень сильно ослабело.

Однако я вовсе не собирался расставаться с поездками на родину. Меня немногое сдерживало в выходные дни, кошельковых денег вполне хватало, чтобы покупать регулярно билеты на поезд (в основном плацкартные вагоны, т.к. купейные тогда мне казались роскошью). Поэтому я часто ездил на 2 дня в Ирпень где-то раз в полтора месяца. Но я решил, что неплохо будет посетить и Коростень. Поэтому в начале мая 1997 года я решил всего лишь на день съездить в Коростень. Ведь через Коростень непосредственно проезжает три поезда, следующих и через Львов, и, приехав утром, я мог вечером спокойно уехать назад. Поскольку у вефильцев было мало свободных суббот, то в эту субботу я мог поработать полдня, а уже вечером ехал в Коростень на медленном поезде «660 Киев-Львов», который любил останавливаться у каждого пенька.

Но меня это в принципе устраивало, так как в этот раз я купил билет в купе и достаточно хорошо поспал в пути, чтобы были силы на доклад в Коростене, общение с братьями и обратную дорогу. В этот раз была очень солнечная погода, и поэтому Юра Скиба сказал свою коронную фразу: «У нас сегодня лица как это синее небо», имея в виду конечно не синюшность, а солнечность. Об этой поездке я не нашел рукописей. Это было как обычно, когда я приезжал из Ирпеня и как приехал в ноябре. Доклад общение до и после собрания и встреча с братьями после собрания на квартире у Виталика Гурманчука. Да еще, поскольку братья и сестры в собрании тоже хотели что-то взять от вефильца, то после собрания и встречи проповеднического служения проводили неофициальную встречу. Это были вопросы из зала вефильцу с моими блиц-ответами. Братья тоже долго помнили это встречу, и гораздо позже вспоминали мои же фразы, записанные на кассету.


Ноябрь 1997 года – первый и последний конгресс в Коростене.

В субботу (по-моему, это было 8 ноября) я еще успел побывать на дружеской встрече во Львове прямо с тур. рюкзаком, «…но должен был быстро ее покинуть. Дело в том, что в 7 часов вечера я ехал в Коростень на специальный однодневный конгресс, куда также навстречу ехали ирпенцы. Хотя в Киеве тоже проводили конгресс, но из-за недостатка места ирпенцев отправили в противоположную сторону. В этот раз никакой программы я не вёз, вёз только в рюкзаке трактат № 35, которых в Коростене не хватало, а в г. Львове было «завались». Интересно, что в Окружном собрании, где я тогда служил, выходило, что каждый житель территории мог получить по полтора трактата! Утром с поезда я зашел к Гурманчукам, а там пробуждающиеся в комнате Юра Акохов и Костя Яременко громко воскликнули «Сараев приехал!». Возможно они еще полностью не верили, что это не сон, а наяву.
Потом был «Дом культуры железнодорожников» мест на 700, где я принес к сцене трактаты (№ 35, на украинском языке), раздав их братьям из Коростеня и Малина. Из программы конгресса особенно отмечу Колю Яценюка, который включил в доклад свою краткую автобиографию, преподнося это в свойственной ему динамичной манере. При выходе на сцену Коли я наблюдал, что и ожидал по опыту прошлых конгрессов, что братья на аппаратуре сразу убирают звук. Интересно, что в докладе этом, который сохранился на аудиокассете, Коля вспоминал и Иршу. Ибо когда-то с Иршей были связаны теократические дела в подполье: по-моему, через нее братья из западной Украины конспиративно передавали литературу братьям из Киева.

Коля также вспомнил, как братья раньше ревностно проповедовали возле Владимирского собора (это потом было более ясное понимание, что лучше избегать споров возле культовых зданий ложных религий). Братьев забирали в «воронки», но потом отпускали, и они снова шли проповедовать. Коля говорил это конечно с особым воодушевлением, и думаю, что он с радостью расскажет больше подробностей о теократической деятельности в Киеве и окрестностях во времена подполья.

Следом за Колей, подчеркивая разные стили опытных докладчиков, «имел доклад в спокойном стиле Саша Чубай, он же имел заключительную речь. Потом он уехал куда-то в Киев, откуда он приехал прежде, и там еще оставался. Ну а я после этого конгресса сел в ивано-франковский поезд и ехал до Львова в плацкартном вагоне с очередными любителями поболтать ночью. Замученный от двух ночей в поезде»… я решил в Коростень пока не ездить. Ведь коростенцам теперь особо помощь моя не была нужна, а мне было сложно приезжать сюда из Львова. Поэтому в Коростене я побываю почти через пять лет, когда вернусь из Львова жить в Ирпень. А в Коростене после этого конгрессы пока больше не проводились.


1997 – 2000 год – рост группы «Малин» и образование собрания.

И хотя в Коростень я больше не ездил, был рад был видеться с братьями из Малина и Коростеня на конгрессах в Киеве. Например, на областном конгрессе 1997 года я встретил Михайловых и сестер из Щебзаводов. Володя пригласил с докладом в Малин, и я хотя не был уверен, но сказал что надеюсь скоро смогу добраться до их города. Временами я начинал снова думать что уеду из Вефиля домой. Отчасти это вызвано тем, что в 1997-8 годах мной заинтересовались в военкомате, и мне казалось, что это может стать поводом уехать из Вефиля. Однако потом оказалось, что я военкомату не нужен, но зато дальше был нужен Вефилю. Поэтому я еще долго не мог приехать в Малин с докладом. И хотя в родных краях уже стали поговаривать, что я скоро вернусь из Вефиля, я остался в Вефиле, и в Малине долго еще не был.

Тем временем 1 января 1998 года и собрание «Ирпень» поделилось на две части – бучанскую и ирпенскую. Таким образом, наблюдался большой рост на нашей территории по железной дороге от Ирпеня до Коростеня, в которой из одного собрания выросло три (Ирпень, Буча и Коростень) и еще три отдаленные группы. В то время это были «МММ»: Малин, Макаров и Макаров-1 (военный городок между Тетеревом и Радомышлем).
В феврале 1998 года служебных помощников стало три – еще были назначены Олег Мудрак и Сережа Юзефович. Весной 1998 года было уже найдено другое место для встреч – более просторное и более теплое зимой, чем «Сельхозтехника». Это был зал ПТУ, которое находилось недалеко от дома Нади Шитик. Осенью 1998 году в Малине наконец-то появился местный старейшина – им был назначен Володя Михайлов. В марте 2000 года из России в г. Радомышль приехал молодой брат Женя Гаврилюк. Благодаря приезду Жени вскоре в Радомышле стало проводиться книгоизучение (в Вышевичах уже было несколько заинтересованных, которым помогала Люся Сакович). Со временем в Радомышле стали проводить другие встречи собрания. И в данный момент, несмотря на малое число соверующих (в группе 7 возвещателей и около 15 присутствующих на встречах) Радомышль – это полноценная группа от собрания «Малин», и при том украиноязычная. Женя Гаврилюк был готов после России учиться украинскому языку, чтобы лучше помогать местному населению в познании библейских истин.

1 октября 2000 года произошло еще одно радостное событие - была еще одна большая радость – было зарегистрировано отдельное теократически от Коростеня собрание «Малин». Единственным старейшиной, а значит и председательствующим собрания, был Володя Михайлов. И поэтому Володя писал мне письма, чтобы я помог ему в некоторых вопросах собрания. Для меня было большой радостью через несколько лет снова помогать братьям из Малина, пусть даже в этот раз не личными приездами, а на дистанции письмами.


2000-2001 год - сотрудничество с малинцами на расстоянии усиливается.

Ближе к 2000 году появился повод больше переписываться с братьями из родных краев. Дело в том, что в то время проводилось книгоизучение по книге «Самый великий человек». Это уже было третье в истории теократии изучение публикации Общества, и поэтому хотелось освежить его подборкой дополнительного материала, проработать множество публикаций, в большинстве своем на английском языке. Сначала делился знакомыми братьями в Вефиле и львовских собраниях, но потом в родных краях появились желающие получать материал по почте (бумажной, тогда я еще не пользовался почтой электронной). Отправлял я материал знакомым братьям в Коростень, а потом и в Малин братьям, проводящим книгоизучения.

Благодаря этому я смог узнать, что в то время книгоизучения в то время в Малине проводили: Володя Михайлов, Сережа Юзефович, Олег Мудрак, Гена Павленко, Володя Сыдюк, Женя Гаврилюка, Юрий Гинда. Таким образом, радовало, что растут духовно новые братья. С Геной Павленко я был знаком по Львову. Ведь он учился во львовском институте и посещал собрание «Привокзальное». Так что порой мы виделись с Геной в Комплексе Залов Царства на Левандовке (далее КЗЦ), где я был очень часто, т.к. там раньше был и Вефиль и мое собрание. Так что КЗЦ мне стал как дом родной, даже хотя ночевал я во время моего пребывания на Левандовке в разных арендованных квартирах.

Также в то время я мог видеться с братьями из Коростеня и Малина благодаря строительству нового комплекса Вефиля в Брюховичах. В это время приезжали на стройку братья из разных собраний. И хотя в то время я трудился в Вефиле на Левандовке, по субботам часто приезжал проведать стройку на Брюховичи. На автобусах приезжали не только знакомые братья из Киева, но один раз был автобус из Коростеня, где также приехали малинцы и ирпенцы. В то время я еще воплотил такую идею как после стройки по субботам вечером направлять автобусы на КЗЦ и водить их на экскурсии. Вообще в субботу вечером экскурсии не проводились, но такая личная инициатива не запрещалась. Благодаря этому братья радовались не только участию целый день на стройке, но и посещению «на десерт» старого места Вефиля. Но ко всему прочему экскурсантам получалось порой предоставлять еще один десерт – старые журналы.

Дело в том, что на КЗЦ накопилось очень много старых журналов. Зная, что в родных краях братья имеют большую потребность в старых журналах, я в свободное время ходил по литературным полкам и собирал старые журналы в ящики. Брат Игорь Федорчак был очень рад узнать, что есть хороший повод «разгрузить» КЗЦ от накопившихся журналов, и дал полное добро на отправку ящиков. Но старые журналы доставались не только приезжим на автобусам братьям из Киева, Коростеня и других мест. Ведь братья из отдела перевозок в Вефиле были не против, чтобы приносил к ним ящики с указанием литературного адреса собрания, и параллельно с новой литературой грузовики везли в родные края и старые журналы. Поэтому не нужно было везти их с собой «на горбе» (как когда-то я вёз трактаты № 35 в Коростень) либо отправлять посылки по почте.

Конечно чем старее журнал, тем больше такой «антиквариат» ценился (журналы 1993 года и раньше), но найти такие журналы было труднее. Зато более поздние журналы 1998 года было предостаточно. Поэтому когда Саша Сулемин из Коростеня попросил передать для собрания и отдаленных групп журналы за 1998 год и раньше, удалось отправить десятки ящиков. Братья в Малине тоже имели потребность в журналах, но более старых (1994 год и раньше), но и им удалось найти и отправить какое-то количество журналов.

В феврале 2001 года я наконец-то смог лично побывать с докладом в г. Малине. Обещал я Володе Михайлову приехать еще на областном конгрессе в 1997 году, но вот через годы сдержал слово. В этот раз со мной ехал брат Саша Конюхов. Мы с ним дружили во Львове, и когда он переехал жить и работать в г. Киев, мы договорились что сможем увидеться и вместе съездим с ним в Малин. Впервые я был в зале училища. Зал был темноват, и стены были довольно унылого синего цвета. Но зато после «Сельхозтехники» в зимний день в зале было вполне тепло, и как прежде, у братьев в Малине был хороший замечен настрой. Многие не забыли своего сотрудника по Щебзаводам, что очень радовало.

В этот раз, правда, я не смог побывать в гостях у Михайловых (они всегда гостеприимно приглашают к себе докладчиков), потому что Володя проведывал жену Надю в житомирской больнице. Но зато смогли мы с Сашей зайти в гости к Наде Шитик, и Надя помогла тогда вспоминать прошлые теократические годы в Малине. По пути назад пригодилась практика делать пробежки, так как было мало времени до электрички в сторону Ирпеня. В отличие от давних коростенских поездок, в Малин я ездил через дом в Ирпене, а не прямо из Львова.
Ну а в Коростене в то время Юра Скиба начал активно участвовать в делах по подготовке документов по строительству Зала Царства. Более того, он в то время помогал по делам в Житомирской области Василию Прихничу, представителю стола строительства Залов Царства. Помню, что в один из очень дождливых холодных дней я делал доклад в собрание «Киев-Центр» и Коля Яценюк вместе с Юрой Скибой и Василием Прихничем поехали мне показывать место для возможного Зала Царства недалеко от площади Космонавтов. Это был старый дом на продажу. Хотя я в Вефиле не отвечал за вопросы строительства, но пользуясь случаем видеть «живого вефильца», братья хотели через меня передать информацию в филиал что есть вот такое место для Зала, но правда потом его не удалось приобрести. Однако я был рад, что Юра Скиба помогает и в киевских и коростенских делах по строительству. Также Юра показывал фотографию места в Коростене недалеко от моста через речку Уж, где они нашли территорию для будущего строительства.


2001-2002 год – переписка с Володей Михайловым.

В начале марта 2001 года произошло переселение нас, вефильцев, из КЗЦ Левандовки в Брюховичи. В то время я продолжал служить в юридическом отделе. И поэтому когда братья в Малине настроили регистрироваться в юридических органах, это тоже мне стало известно. 27 марта 2001 года в собрание «Малин» были отправлены документы для регистрации собрания. И 10 августа 2001 года «Религиозная община Свидетелей Иеговы в г. Малин» была зарегистрировано в Житомирском областном совете (регистрационное свидетельство № 555 от 10.08.2001 г.).

После регистрации была возможность еще чаще писать, так как нужно было решать разные юридические вопросы (изготовление штампа и печати и т.п.). Особенно интенсивностью переписки запомнился ноябрь 2001 года. В тот месяц я отправил Володе пять писем! Кроме регистрационных вопросов у Володи были библейские вопросы от братьев из собрания, на которые я мог бы найти ответ в англоязычных публикациях. А еще высылал материал, который использовал в Ирпене для дружеских встреч пионеров. Дело в том, что на квартире Нины Шахуновой, где в то время проводились дружеские встречи при моих приездах из Вефиля, жил Максим Михайлов. Максим в это время учился в Киеве, а так как это было далеко от Малина, жил он на квартире у Нины, а по выходным ездил навещать родителей в Малине. Поэтому, вдобавок к письмам по почте, Максим и привозил Володе письма и приветы мои в виде публикаций.

Далее привожу некоторые ссылки из писем (в рамочках), которые тоже можно отнести к истории Малина:

Брюховичи 12 ноября 2001 г.: А еще я смог получить даже неписменный привет из Малина, потому что в Брюховичи приезжал Юра Гинда, который был у родственников во Львовской области.»
Также я узнал от Володи, что для помощи для большей потребности в Малин приезжали пионеры из других мест Украины
пгт. Брюховичи 21 ноября 2001 года: Еще раз и еще раз передаю через тебя приветы братьям и сестрам в Малине и на Щебзаводах, а также сестрам из Никополя! Вот это да! Даже не мог себе представить, что вот уже пятое письмо буду писать тебе в ноябре! Почему я пишу так часто, даже если учесть плотный график вефильца? Просто приучился отвечать сразу на письма, в которых есть конкретные вопросы (а именно так в твоем письме, чему я конечно только рад). Кажется, что лучше отложить какие-то другие дела и решить вопосы собрания в Малине. Вспоминаю, как ездил на Щебзаводы, да, действительно как ты отметил, тогда собиралось на Школе т.с. у Дуси Шахматовой около 12 человек. Конечно, сейчас не могу ездить к вам так часто, как раньше ездил: в 1994 году, бывало, ездил каждую неделю. И зато теперь через семь лет могу опять помочь на расстоянии и притом чаще, чем каждую неделю, и это очень меня радует!
Ты писал про похороны сестер Марии и Надежды. Да, конечно Щебзаводы трудно забыть, и сестер я помню. События не радостные, но они поощряют задумываться в свете Еккл 7:1,2. Почему лучше день смерти? Потому что человек приобрел определенное имя у Бога, которого он не имел при рождении. И такие, пусть нерадостные, моменты могут заставлять нас задуматься, как жизнь свою мы проводим, какие ценности для нас важнее: те, что уносятся как пыль или неисчазающие духовные ценности? Несколько раз эту мысль я использовал, когда делал похоронные речи, и подумал что их нее можно брать большою урок.

Регистрация собрания братьям была нужна для одной важной цели – построить в Малине Зал Царства. Про это тоже упоминалось в письмах:

пгт. Брюховичи, 13 декабря 2001 года
…настроен ответить тебе на следующий день, ибо это связано с прекрасным преимуществом сотрудничать с вами в регистрации собрания и строительстве Залов Царства.
Итак с радостью сообщаю, что копии документов благополучно дошли до меня. Интересно, что в воскресенье вечером я видел твоего единородного сына Максима на встрече пионеров в Ирпене (извини что не доезжаю во время приездов в Малин, но я очередной раз был на родине). И Максим дал уже мне оттиски печати и штампа, но на черновом листочке. А теперь радуюсь получить от тебя чистовик с оттисками.
А вот относительно строительства Залов Царства, я вынужден передать эстафету другим братьям. Братья в Столе строительства Залов Царства нашего филиала сказали мне, что для дальнейших шагов ты должен связаться с ответственным по региону. Для Житомирской, как и для Киевской области, ответственным братом является Василий Прихнич.

Кто бы тогда знал, что в Малине будет построен первый зал на территории бывшего огромного ирпенско-коростенского собрания! Ведь еще несколько собраний (в том числе в Киеве, Ирпене и Буче) уже тогда вовсю вели дела для строительства, но увы в других местах пока не исполнилась эта теократическая мечта. Но даже не читая будущего, была радость за Малин, потому что с самого начала очень хорошо дела шли с юридической регистрацией, а потом окажется, что также хорошо дела пойдут со строительством.

пгт. Брюховичи,12 января 2002 года
Спасибо тебе, что ты продолжаешь писать мне письма и делишься информацией о делах в связи с будущим строительством Зала Царства в Малине. Когда прохожу мимо отдела строительства Залов Царства, постоянно смотрю на их карту, не появилась ли красная точечка на г. Малин означающая строительство. Пока нет точечки, но надеюсь увидеть не только точечку, а может и побывать у вас.
Дело в том, что я планирую вернуться к родителям в Ирпень. Однако чтобы быть больше полезным собранию на родине, братья в Вефиле мне дали анкету на ШУС. Конечно, я бы очень хотел пройти такое обучение, и поэтому уже заполнил и отдал анкету для ШУСа. О том, как Иегова будет благословлять в этом, сообщу в следующих письмах.
Итак, в то время уже стали проясняться планы на будущее, которые были связаны с приездом на родину в Ирпень. И конечно я надеялся, что тогда смогу возобновить практику поездок с докладами в Малин и Коростень, относительно близкие к Ирпеню. Анкета для ШУСа была одобрена, и поэтому из Вефиля я попал на родину транзитом через 10-й класс ШУС. Причем это было движение назад по знакомому маршруту в обратную сторону: Брюховичи – КЗЦ Левандовка – Ирпень. Ведь ШУС проводился в КЗЦ, ставшим мне родным. И конечно я был этому безмерно рад, пусть это уже были не годы, а два месяца пребывания. Но ШУС – это отдельная история, напишу только, что в ШУСе я учился с 23 апреля по 23 июня 2002 года.


2002-2003 год – поездки в Малин и Коростень после возвращения на родину.

В день выпуска уже вечером брат Денис, который со мной учился в ШУСе, привез меня домой на машине. После ШУСа я некоторое время был без работы и поэтому старался воспользоваться этим временем для теократических дел в своем собрании и поездок в другие собрания с докладами. Также хотелось хотелось использовать полученные знания ШУСа и накопленный опыт Вефиля. Поэтому рад был, что с самой первой встречи в Ирпене братья предложили мне служить в «горячей точке» - группе «Коцюбинское», которая организовалась как раз во время моего приезда (я приехал в последний день областного конгресса). Конечно, это было не так далеко как Щебзаводы, и в Коцюбинском было уже несколько братьев и три служебных помощника. Но тем не менее можно было опять ощутить радость первопроходца в становлении новой группы.
Тем же летом 2002 года я, конечно, хотел поехать с докладами в Малин и Коростень. И как прежде, братья с радостью пригласили с докладами. Когда я приехал в Коростене, смог увидеть новое место встреч. Впрочем, уже задолго до этого братья перестали проводить встречи в «Энерго-монтажном поезде» возле вокзала и дома Виталика Гурманчука. Теперь встречи проводилсь в зале автошколы, где со сцены было видно не только зал, но и улицу через огромные окна. За это время, почти пять лет после моего посещения конгресса в Коростене, собрание очень выросло, и встречал множество новых лиц. Например я был рад познакомиться с братом Сашей из Коростеня, который из-за болезни выглядит как маленький ребенок, но на самом деле ему около 20 лет. Несмотря на такой физический недостаток (к тому же он немного заикаится), Саша служит общим пионером и похоже не комплексует по поводу того, что его принимают за ребенка.
Летом 2002 года я также приехал с докладом в Малин. Место встреч малинцев мне было знакомо, но в этот раз также я смог побывать в гостях у Михайловых. В то время Володя сказал, что они уже нашли место для строительства Зала Царства, причем власти предоставили это место бесплатно. В Ирпене оставалось только радоваться за малинцев, так как власти Ирпеня сначала нам вроде бы дали место, а потом решением сессии забрали под предлогом, что на этом месте нельзя рубить лес. В Малине же дело шло лучше. Мэр Малина жил недалеко от Михайловых, хорошо относился к семье Михайловых и их убеждениям. Володя сказал, что теперь нужно дождаться одобрения от филиала. Дело в том, что место для Зала Царства было выслано в филиал согласно старой карте, а по ней выходило, что Зал будет на пустыре далеко от жилых районов. Но по современным данным, возле места для Зала построили большой район БАМ, и поэтому теперь его местоположение можно по праву считать очень подходящим.

Но окончательное решение этого вопроса было еще впереди. В дальнейшее время я стал все больше вливаться в жизнь собрания «Ирпень», было все больше поручений, ведь через несколько месяцев меня третий раз назначили старейшиной (хотя ко мне относились как старейшине и до этого, а третье назначение было вызвано сменой собрания). За 2003 год я тоже смог побывать с докладами в Малине и Коростене. Но особенно радостное событие и частые приезды в Малин ждали в 2004 году.


Весна 2004 года - стройка в Малине.

Когда я был 8 марта 2004 года на стройке в Фастове, впервые услышал от братьев новость о том, что контейнеры с оборудованием, а следом за ней стройбригада должны ближайшие дни переехать в Малин. Так и произошло: 18 марта приехала строительная бригада, и этот день братья из Малина назвали отправной точкой строительства. В этот день начали расчищать место под стройку и в течении дальнейших полутора месяцев кипела работа (прилагаются репортажи о строительстве и фотографии.

Про строительство Зала Царства и быстрое разрешение стройки в Малине я писал отдельные репортажи, когда три раза ездил на строительство и мог непосредственно участвовать и видеть строительство. Кроме разрешения от местных властей нужно было надеяться, что дадут добро местные жители, которые любили проводить свои «дружеские встречи» на скамеечках, где теперь стройка. К сожалению не всегда они были достаточно трезвы и терпимы к стройке. Порой братьям из ночной охраны нужно было находить нужные слова или даже подкармливать хлебушком, чтобы они успокаивались в своих порывах вернуть им место отдыха. К сожалению после строительства несколько раз местные жители наносили повреждения надписи «Зал Царства Свидетелей Иеговы» и другие. Но братьям удавалось быстро поправить урон, и встречи проводились без срывов.

Репортаж о стройке в Малине можно найти в Интернете по адресу:
http://www.vm.net.ua/saraev/REPORTAZHI/StroykaMalin-3-12apr04.zip

Фотографии стройки в Малине:
http://www.vm.net.ua/saraev/FOTO/Stroyka_Zalov/StroykaMalin/

Также очень многие братья из Малина провели много дней на строительстве и могут поведать гораздо больше подробностей и предоставить больше фотографий. Например, Женя Гаврилюк из Радомышля во время стройки жил в Малине, чтобы активно в ней участвовать. В это время группа Радомышль не проводилась, но сразу после стройки было возобновлено ее проведение.

Что можно упомянуть из подробностей стройки? Конечно в это время здорово помогал мотоцикл с коляской Володи Михайлова. Дом Михайловых служил кухней для строительства и этот трехколесный труженик делал очень много рейсов для доставки обедов и других строительных дел. Также важно отметить, что в Малин призжали братья из многих городов: Киева, Житомира, Коростеня, Ирпеня и окрестностей.

12 мая 2004 года считается окончанием строительства, потому что в этот день уехала строительная бригада. Но уже усилиями местных братьев нужно было соблюсти некоторые доработки. И в начале июня 2004 года уже стали проводить встречи в Зале Царства.


Лето 2004 – январь 2005 года - последние поездки в Малин и Коростень с докладами.

Летом 2004 года я смог посетить собрание «Коростень» с докладом. Юра Скиба в этот раз свозил на своей «Рафаэле» (так он называл микроавтобус «Раф», которым в то время владел) на место где будет Зал Царства. Место действительно славное – недалеко от речки с красивой растительностью. Само место было каменистое с пригорком, так что зал мог быть хорошо виден как «молчаливый Свидетель Иеговы». Увы, на данный момент Зал Царства в Коростене пока не строится, но мы надеемся, что это лишь временно. И тогда в духе малинских поездок, многие братья будут ездить в Коростень на стройке.
Но если говорить о приездах в Коростень, то на самом деле в городе этом часто бывают некоторые сестры-пенсионерки из Ирпеня и Бучи. Дело в том, что сестрам нравится способ проповедовать в электричке. Хотя в электричке трудно проводить повторные посещения и изучения Библии, и возможно не все эти методы считают эффективными. Но нужно отметить и полезные стороны этого метода. В электричке встречаются не только жители Коростеня или попутных населенных пунктов, но и люди, живущие за Коростенем в местах малопроповедованной Житомирщины, где вообще не знакомы со Свидетелями Иеговы и нашими публикациями. Ну и благодаря тому что пенсионеры могут ездить на электричке бесплатно и им не нужно много ходить, пожилые сестры таким образом нашли для себя удобные «участки для служения на колёсах».

В августе 2004 года в Малине стало еще больше старейшин – вдобавок к Володе Михайлову были назначены Женя Гаврилюк и Сережа Юзефович. Интересно, что оба новых старейшин проводили украинские группы. Если Женя проводил встречи отдаленной группы в Радомышле, то Сережа проводил украиноязычное книгоизучение в Малине с перспективой проводить и другие встречи в Зале Царства на украинском языке. К тому же неженатый старейшина Женя Гаврилюк поставил цель учиться на ШУСе, и надеюсь, что в ближайшее время такая цель Жени исполнится. Кроме трех старейшин в Малине служит еще четыре служебных помощника, а всего в Малине сейчас 99 возвещателей.

А в Коростене на данный момент 102 возвещателя. Это без учета группы «Овруч», которая уже довольно большая – 43 возвещателя. В Коростене теперь уже три старейшины – в интересную дату 8 марта 2003 года к Славику Скибе и Виталику Гурманчуку добавился Юра Скиба. Есть четыре служебных помощника – братья Гриневич, Скамской, Сулемин и Юшкевич. В Овруче с Андреем Меличенко (старейшине и специальному пионеру) сотрудничают служебные помощники – братья Громов и Мудревский.

Братья из Малина, конечно, и дальше продолжают ценить прекрасное место поклонения Иегове в виде собственного Зала Царства. Хотя конгресс 13-14 ноября 2004 года проходил очень далеко от Малина – на Дарнице в ДК «Днепр», малинцы были готовы преодолеть огромные расстояния для того, чтобы не пропустить два дня конгресса. Поскольку были трудности с местом размещения, большинство братьев и сестер в субботу вечером возвращались домой в Малин. И на следующий день рано утром вновь героически ехали в сторону конгресса.

Репортаж об этом конгрессе можно найти в Интернете по адресу:
http://www.vm.net.ua/saraev/REPORTAZHI/RayKong-13-14.11.04.zip

Фотографии конгресса:
http://www.vm.net.ua/saraev/DIGITAL_FOTO/DK-Dnepr/

На этом же конгрессе было объявлено, что в нашей местности скоро начнется строительство в п. Барышевка Киевской области (между Борисполем и Яготином). Начальным днем строительства было 22 ноября. Причем первые три недели строительство было связано с разрушением капитальной деревянной хаты. В декабре уже началось непосредственно строительство Зала, и группа братьев из Малина выразила свою признательность за свой Зал тем, что приехали помочь в строительстве. Они были рады встретить на стройке щебзаводовского брата Рому Гинда, который и дальше продолжает строить Залы Царства вместе со строительной бригадой (по последним данным бригада, которая была в Барышевке, в настоящее время начинает «штурм» одного из мест для стройки в Киеве).

Кстати, из собрания «Ирпень» тоже смогли побывать на стройке 12 молодых братьев и сестер. Мы поехали в выходной день 7 января 2005 года , и хотя Свидетели Иеговы уже давно поняли что рождество нехристианский праздник, это день для нас был празничным в плане посещения и участия в строительстве Зала в Барышевке.

Фотографии со стройки в Барышевке можно найти в Интернете по адресу:
http://www.vm.net.ua/saraev/DIGITAL_FOTO/Stroyka-Baryshevka/

Из самой новейшей историей еще скажу, что имел «турне» с докладамипо собраниям Житомирской области. 25-26 декабря 2004 года я ездил делать доклады в Коростень и Овруч. В Коростень я приехал в субботу 25 декабря вечером. В этот раз я уже переночевал не у Скиб, а у Виталика Гурманчука. Виталик теперь жил уже в двухкомнатной квартире, а не как прежде в однокомнатной, где в 1997 году мог поместить сразу несколько братьев из собрания «Ирпень», обслуживающих конгресс в службе звука. Благодаря этому со свежими силами я смог на следующее утро в 11:00 сделать доклад в Коростене.
Сначала я думал, что сразу после доклада побегу на автобус, который очень скоро должен поехать на Овруч и еще перед собранием зайду к Андрею Мельниченко. Но потом братья сказали, что есть Руслан и Наталья Ивановы, которые утром работают на рынке, но в обед едут в Овруч на машине и меня могут подвезти. Но поездка имела небольшие приключения. Дело в том, что Ивановым еще нужно было собирать вещи на рынке, грузчика обычно им помогающего не было, поэтому мы ехали в притык перед самым началом собрания. Поскольку Ивановы еще и забыли дома документы на машине, в середине Коростеня нам пришлось делать разворот. Но потом Нататья ехала «Волгой» на огромных скоростях (благо дорога была в то время без снега, и было очень мало машин), так что мы успели приехать за 2 минуты до начала собрания в 15:30.
Поскольку я еще надеялся успеть на обратном пути на электричку в 18:15, Ивановы были готовы ради этого пожертвовать изучением СБ. И после доклада мы сразу сели в «Волгу», но в этот раз уже ехали неспеша, я благополучно успел на электричку и был дома уже после 21:00. Еще по пути из Овруча в Коростень Ивановы показывали красивые леса, где растет много грибов, и при этом местность была менее населённой, чем в моих родных местах под Киевом.

В начале 2005 года, 2 января, я наконец-то смог поехать с докладом в построенный Зал Царства в Малин. Хотя уже давно имел желание поехать, но уступал место другим приглашенным докладчиком, так как многим братьям нравилось делать доклады именно в построенном Зале и именно в Малине. Ведь, как уже упоминалось, в Малине был теплый прием не только буквально (в отличие от многих арендованных залов, где братья часто сидят в куртках).

И в этот раз с женой Наташей, мы тоже ощутили гостеприимство малинцев. Приехали мы больше чем за час до собрания. И хотя в отличие от училища, путь с вокзала в Зал не проходил через Михайловых, все же мы смогли зайти к ним домой. В Зал уже Михайловы нас подвозили. Однако в этот раз докладчика Володя уже традиционно не вез на мотоцикле с коляской, так как теперь было у них на одно колесо больше – родственники подарили им автомобиль «Славута». Мы приехали заранее и были очень рады оценить здание Зала Царства, в строительстве которого имели преимущество участвовать весной прошлого года.

Преподносил доклад я на тему «Божья мудрость в мире, полагающемся на науку» и постарался применить его к потребностям собрания. Научные достижения помогли построить этот прекрасный зал, отмечал я в докладе, и также отметил, что такое изобретение как мобильный телефон помогает брату Володе из Киевской области, который по состоянию здоровья не может присутствовать на встрече, слушать полностью программу собрания «в прямом эфире» из Малина.

Примечательно, что на Володю «прямая трансляция» так хорошо повлияла, что у него появился настрой, несмотря на трудности здоровья, присутствовать уже лично на встречах собрания.

Фотографии из поездки в Зал Царства Малина можно найти в Интернете по адресу:
http://www.vm.net.ua/saraev/DIGITAL_FOTO/Zal_Malin/

То, что акустика Зала Царства в Малине хорошо подходит для «прямых трансляций», было доказано и 27 января 2005 года. Тогда с докладом был мой друг Сережа Снижко из Макарова. Но в этот раз он уже транслировал доклад для другого брата из Киевской области, который не смог побывать на собрании из-за посменной работы…

Итак от времен подполья достиг в описании истории Малина самых последних событий. Но постоянно хочется дописать что-то еще к очерку. Ведь История Малина не завершена, она продолжается. Совсем недавно я узнал, что братья в Малине оформили необходимые юридические документы по сдаче объекта. И теперь уже братья сообщили об этом в филиал, чтобы можно было в ближайшее время провести посвящение Зала Царства. И можно быть уверенным, что произойдет еще много радостных теократических событий в истории собрания в Малине, Коростене и других местах Житомирской области.

(конец)

Большая благодарность за помощь: Владимиру Михайлову, Сергею Юзефовичу, Юрию Скиба и Андрею Мельниченко - в предоставлении данных для исторического очерка, Константину Бережко – за идею написать исторический очерк, Сергею Снижко, Александру Полиновскому и Эдуарду Конюшеву – за помощь в связи с братьями.