БИБЛИЯ - Синод

 

© 2006-2009 Дискуссионный Клуб ДВА

 
 Христианская апологетика
 Вероучения Свидетелей Иеговы

Дмитрий Корнееко

Как притчи Иисуса превращаются в механизм теократического господства? (Матфея 25:31-46)

Простая притча Иисуса о разделении на овец и козлов, известная большинству СИ, в их доктринальной картине восприятия Священного Писания служит очередным подспорьем в том, чтобы создавать библейскую обоснованность необходимости теократического послушания. Так лишить притчу, очень мощную в евангельском тексте по содержанию, трепетного и очень важного смысла.

По порядку.

Притча сообщает о том, что Иисус, когда сядет на свой престол, отделит собранные народы на овец и козлов. Мерилом отделения будет то, как каждый оказывал помощь хотя бы «одному из наименьших братьев» Христа. Так вот непогрешимое классовое учение СИ рассматривает наименьших братьев Христа как отдельную христианскую коллективную группу с небесной наградой. Как аргумент используется Евр.2:10,11; 3:1. Ну, находить знакомые слова в различных отрывках большого текста мы научились. При желании даже терпеливый ребенок, не то, что подросток с этим заданием справится. Но вот эта привычка приписывать по одинаковости слов обязательность одинакового смысла. Там и там используется только слово – брат - все, что объединяет эти стихи. Пускай, это трюкачество мы не заметили. И ладно, опустим очередную уловку сотрудника Писательского комитета, которому поручили использовать библейский текст в корпоративных интересах, – провести очень четкую, как кажется его заказчикам и ему самому, аналогию стада с классами. Подменять животноводческий термин социальным, а точнее даже политическим – сделаем вид, что и это мы этого не заметили. Овцы, оказавшие поддержку «наименьшим братьям» Христа – другой класс, нет, не второсортный. С другой надеждой – земной. Однако оказание поддержки, гостеприимство – для начала превращается в оказание материальной помощи финансово-хозяйственному органу класса “наименьших братьев” – ОСБ, как его уточняюще называют апологеты СИ. А постепенно по мере чтения той или иной статьи, оказывается, что Господь имел в виду сотрудничество с этим классом, это по статейному – а на практике, имеется в виду тотальное подчинение класса овец классу наименьших братьев. Конечно, иронично все получилось. Но как иначе?

Такое понимание притчи, конечно, может в какой-то мере обладать правом на существование.

Для примера, в комментарии Дарби к этому отрывку сообщается:

Здесь мы находим четыре различные группы: Господа, Самого Сына Человеческого, братьев, овец и козлов. Я полагаю, что братьями здесь являются иудеи, Его ученики, иудеи, коих Он посылает проповедовать Царствие во время Своего отсутствия. Евангелие Царства должно проповедоваться, как свидетельство всем народам; а затем наступит конец веков. И это будет свершено в час, о коем идет здесь речь. Результат будет явлен пред престолом Сына Человеческого на земле.

Он называет этих посланников Своими братьями. Он сказал, что их будут презирать; так и было. Однако их свидетельство дошло до некоторых.

Его любовь к своим верным рабам была такова, и Он так высоко их ценил, что Он судит тех, кому дано откровение, согласно тому, как они приняли этих посланников, хорошо или плохо, как если бы это было соделано по отношению к Нему Самому. Какое ободрение для свидетельства о Нем во время бедствия, для их веры в служении! В то же время это справедливо по отношению к осуждаемым; ибо они отвергли откровение, кем бы оно ни было передано. Нам также представлен результат их поведения, как одних, так и других. Именно Царь - а этот образ сейчас принимает на земле Христос - изрекает суд; и Он возвещает овцам (тем, кто принял посланников и сочувствовал им в их страданиях и гонениях, о наследовании Царствия, уготовленного для них от основания мира; ибо таким было намерение Божие в отношении этой земли. Он всегда помышлял о Царствии. Они есть благословенные Его (Царя) Отца. Это не чада, уразумевшие собственные отношения со своим Отцом; они получают благословение от Отца, Царя этого мира. Более того, они войдут в жизнь вечную; ибо таковой была сила, которую они чрез благодать мира обрели в своем сердце. Имея жизнь вечную, они будут благословлены словом, также благословенным. Те же, кто презрел откровение и несущих его, презрели Царя, пославшего их; они пойдут в вечное наказание.

Никто не оспаривает возможность такого понимания библейского отрывка. Но даже при таком раскладе ничто не указывает на какую-либо субординацию или классовый характер христианства. Смысл сводится к тому, какова реакция человека на свидетельство благой вести, не более. Не признание символа веры, разработанного одним классом, членами другого класса.

И то такое понимание возможно, если игнорировать большое число библейских мест, имеющих не одинаковость слов, а схожесть смысла, характера описанного действия.

Даже параллельные места в НМ позволяют разнообразить представление об этой притчи.

Например, к слову «наименьшие» (матф. 25:40) используется параллельный стих – Притчи 19:17: Кто проявляет благосклонность к бедному, тот даёт взаймы Иегове, и Он воздаст ему за это. Совершенно недвусмысленная аналогия - оказание помощи кому-либо сравнивается с оказанием помощи Господу. Другие параллельные места ограничивают область оказания помощи – учениками Христа (Матф. 10:40, Марка 9:41).

К последней части фразы «Истинно говорю вам: так как вы сделали это одному из моих наименьших братьев, вы сделали это мне» также используется параллельный отрывок с характерным содержанием – Евр. 6:10: потому что не неправеден Бог, чтобы забыть ваш труд и любовь, которую вы проявили к его имени, послужив и продолжая служить святым.

Как, даже имея в виду ограничительный смысл слов Христа, усматривать в таком обилии собственных свидетельств другой смысл, нежели тот, что напрашивается сам по себе: оказание повседневной помощи окружающим (пусть соверующим) является мерилом для Христа при разделении народов.

Или об ограничительном смысле: зачем использовать в качестве параллельного места Пр. 19:17 и затем комментировать перевод Матф.25:40 в издании “Библия за 100 минут” следующим образом: «В новом издании приводится притча об овцах и козлах, и там говорится, что Иисус благосклонен к тем, кто помогал «любому человеку, каким бы незначительным он ни был», хотя в действительности Иисус сказал, что он благословляет тех, кто делает добро его последователям — его «братьям» (w07 01.02, стр.32)? Или в статье, посвященной повышению самооценки обыкновенных и простых христиан, применять такой смысл фразы о наименьших братьях Христа: Если Бог из глубокой любви к людям послал своего Сына умереть за нас, то у нас нет основания считать, что нас не любят или что мы ничего собой не представляем (Иоанна 3:16). Иисус Христос показал своим последователям, насколько важно обращаться даже с самым меньшим из его духовных братьев так, словно перед ними сам Иисус. Он сказал: «Что вы сделали одному из наименьших моих братьев, то сделали и мне» (Матфея 25:40). Как бы на нас ни смотрели в мире, если мы любим истину, мы ценны в глазах Бога (w03 15.04, стр. 28-31)?

Что это? Предусмотрительность? Так на всякий случай, чтобы при необходимости сказать, что и такой вариант мы описали? Какая-то усталость возникает от такого подхода: то мы предполагаем разночтения некоторых отрывков, то вкладываем в отрывок жестко определенный смысл, становящийся средством удержания в интеллектуальной узде миллионов людей.

Вообще-то непонятно, почему Христос называет класс помазанных братьев наименьшими братьями. Сторожевая башня молчит об этом. Или не хотят излишними скромнягами выглядеть? Или неудобное наименование как-то в классовом учении? Оставим эти догадки. За своими мотивами бы уследить.

Наибольшее неудобство для такого опосредованного восприятия фразы про оказание помощи представляет тот факт, что ни те, кого Христос расценит за овец, ни те, кого - за козлов, не знают наверняка, что делать-то нужно. В теологии СИ ведь как: опознал «верного и благоразумного раба» и дальше теснейшими узами опояшь себя с ним, так он тебя через Армагеддон и проведет. А Христос говорит о смиренном недоумении награжденных овец: Тогда праведные спросят его: „Господи, когда мы видели тебя голодным и накормили или жаждущим и напоили? Когда мы видели тебя странником и оказали гостеприимство или нагим и одели тебя? Когда мы видели тебя больным или в тюрьме и пришли к тебе?“. И сходном наглом возмущении козлов. Как-то не вяжется с заранее известной программой спасения, предусмотренной Руководящим советом. Вот как эта ситуация описывается в комментарии Лопухина к Матф.25:44: Опять повторение речи, в ст. 37-39, но с сильными сокращениями. Как праведники, так и грешники обнаруживают неведение того, о чем говорит Царь. Если бы грешники видели Его когда-нибудь таким, каким Он Себя изображает, т. е. голодным, жаждущим и проч., то, о, конечно! послужили бы Ему. Но если ошибка, или, лучше, наивное и скромное неведение праведников истолковывается в их пользу, то здесь наоборот.

Конечно, выводы по поводу притчи об овцах и козлах могут быть разные. Мне близки те, что отражены в комментарии Баркли:

Это одна из самых ярких притч, когда-либо рассказанных Иисусом, и урок из нее совершенно ясен: Бог будет судить нас по нашему отношению к человеческим нуждам. Он будет судить нас не по накопленным нами знаниям или по приобретенной нами славе, не по накопленному нами состоянии, а единственно по оказанной нами помощи. И эта притча учит нас кое-чему относительно помощи, которую мы должны оказывать.

1. Мы должны помогать в простых вещах. То, что выбрал Иисус, - дать голодному поесть, дать жаждущему напиться, принять странника, посетить больного, прийти к сидящему в тюрьме, - это может сделать каждый. Это не требует расхода сотен тысяч рублей или занесения своего имени в историю; нужно оказывать простую помощь людям в их ежедневных делах. Нет другой такой притчи, которая бы самим простым людям открывала путь к славе.

2. Это должна быть помощь, не основанная на каком-нибудь расчете. Люди, оказывавшие помощь, не думали о том, что они оказывают помощь Иисусу Христу и тем самым накапливают заслуги в вечности; они оказывали помощь потому, что иначе просто не могли действовать. Это была естественная, инстинктивная реакция любящего сердца, без всякого расчета. Тогда как те, которые не оказали помощи, говорили: "Если бы мы знали, что это Ты, мы бы с радостью помогли Тебе; но мы думали, что это какой-то простой человек, которому не стоит помогать". Многие действительно готовы оказать помощь, если услышат хвалу, благодарности, если это станет известно всем. Но это вовсе и неоказание помощи, а ублажение своего честолюбия. Такая помощь никак не связана с щедростью, это замаскированный эгоизм. Бог хвалит за помощь, которая оказана исключительно для того, чтобы помочь.

3. Иисус показывает нам прекрасную истину: оказывая такую помощь, мы оказываем помощь Ему, а всякая такая помощь, которая не была оказана, не была оказана Ему. Как это понимать? Если мы действительно хотим обрадовать родителя, если мы хотим побудить его к проявлению чувства благодарности, лучше всего оказать помощь его ребенку. Бог - великий Отец, и лучший способ обрадовать сердце Божье - помочь Его чадам, нашим согражданам.

В этом смысле мне часто близки нравственные уроки Толстого, пусть и отвергшего божественность Христа, но все же ясно понимавшего природу христианской любви. После кишиневских погромов на евреев 1903 года он написал три сказки, в которых поднимает вопросы: какое время самое важное, какой человек самый важный и какое самое важное дело? В конце одной из сказок он подвел следующий итог: “что самое важное время одно: сейчас, а самое важное оно потому, что в нем одном мы властны над собой; а самый нужный человек тот, с кем сейчас сошелся, потому что никто не может знать, будет ли он еще иметь дело с каким-либо другим человеком; а самое важное дело — ему добро сделать, потому что только для этого послан человек в жизнь”.